Глинский подвижник иеромонах Варсонофий, духовник.

Глинский подвижник иеромонах Варсонофий, духовник.
5 января ст. ст./ 18 января
 
С 5 января 1822 года о. Варсонофий духовник Глинской пустыни.
Духовник Глинской пустыни иеромонах Варсонофий был ревностным хранителем церковных традиций и опытным духовным кормчим. В рукописи Глинской пустыни сказано, что он имел большое влияние на настоятеля Филарета. Иеромонах Варсонофий являлся одним из насадителей истинного духовного руководства, душеводительства в Глинской пустыни.
Раскрывая необходимость борьбы с помыслами и откровения их старцу-духовнику, о. Варсонофий объяснял, что грех может заключаться не только в делах, но и в дурных мыслях и пожеланиях, которые способны осквернить сердце человека, удалить из него все доброе и святое. Человек, допустивший злые помыслы в свое сердце, нарушает тесное единение с Источником жизни — Богом, потому что Бог пребывает только в непорочных сердцах. Если такой человек и избегает телесных грехов, а в сердце соизволяет на грех, то грешит перед Богом, потому что мысленный грех служит импульсом к греховным действиям. Однако старец всегда указывал, что за человеком сохраняется власть согласиться с грехом или отвергнуть его от себя. Поэтому последователю Христову необходимо противиться порочным помыслам и не допускать их в свое сердце. Это несогласие с грехом имеет весьма важное значение в христианском подвиге, и на нем должно быть сосредоточено все внимание воина Христова. Старец Варсонофий особенно подчеркивал, что очень часто помыслы, на первый взгляд, кажутся невинными, не содержащими в себе ничего греховного, однако по своему существу они греховны. Останавливая внимание человека на таких помыслах, злая сила начинает действовать еще сильнее: внушает ему помыслы уже с более конкретными и очевидными признаками греховности и, наконец, ввергает его в бездну порока. Поэтому старец призывал иноков к частому и искреннему откровению помыслов. Отец Варсонофий учил, что борьба с греховными помыслами — дело нелегкое, потому что пресекающие греховные помыслы ведут борьбу непосредственно против самого диавола. Однако постоянная готовность человека решительно пресекать греховные мысли в самом их зародыше, чистосердечное их исповедание могут привести к полной победе над искусителем.
Отец Варсонофий отличался глубоким смирением. Он часто напоминал братии, что истинное внимание заключается в том, чтобы чем-либо не превознестись, но все покрывать самоукорением и смирением.
Старец Варсонофий имел от Бога такую благодать и чистоту сердечную, что провидел все внутренние тайные помышления приходивших к нему за советом. Но особенно действенны были искренняя любовь его и откровенное обращение, вызывавшие такую же искренность и любовь со стороны иноков. Каждый из братии поверял старцу свою душу. Случалось ли какое искушение, возникало ли какое-либо недоумение или сомнение — со всем этим инок шел к старцу, все рассказывал ему и получал утешение. Если нападало на монаха уныние, отчаяние или он не мог найти места от какой-либо мысли, не зная, что и делать, то шел к старцу и получал душевный мир и покой.
Велика была сила молитв старца. Его молитвы способствовали одухотворению жизни учеников, просвещению их ума, очищению сердца, укреплению сил души в подвиге доброделания.
Точное время его пребывания в обители  установить сложно. В самом начале настоятельства о. Филарета духовником Глинской пустыни был иеромонах Аввакум, через два года — иеросхимонах Пахомий, в 1824 г. — уже иеромонах Порфирий (Мамчич), а в 1826 г. братским духовником стал иеросхимонах Пантелеимон. Подпись иеромонаха Варсонофия впервые встречается на документах обители 5 января 1822 г., а последний раз 28 февраля 1824 г., т.е. он был духовником Глинской пустыни в начале 20-х годов XIX в. Отец Варсонофий был восприемником при постриге в мантию рясофорного послушника Иоиля, впоследствии великого Глинского старца схиархимандрита Илиодора (Голованицкого), совершенном 9 марта 1823 г.. По всей вероятности, об отце Варсонофии идет речь и в жизнеописании Глинского подвижника иеродиакона Авксентия, где рассказано, как братский духовник ревностно вступился перед строителем Филаретом за несущего тяжелую епитимию о. Авксентия. Строитель Филарет этому духовнику, как старцу, во всем повиновался.
 
Источник: Глинский Патерик, 2009, с.109-110