Глинский подвижник игумен Ювеналий

Глинский подвижник игумен Ювеналий, настоятель, впоследствии архиепископ Литовский и Виленский
12 апреля (25 апреля нов. ст.) 1904 года скончался архиепископ Ювеналий.
 
Игумен Ювеналий (в миру Иван Андреевич Половцев) родился 21 октября 1824 г. в семье дворян Псковской губернии. Благодаря своим прекрасным способностям, в 1845 г. он окончил артиллерийское училище первым по выпуску и поступил в Михайловскую артиллерийскую академию, которую также окончил одним из первых. Однако, стремясь к иноческой жизни, в 1847 г. в чине подпоручика он оставил военную службу и поступил в Оптину пустынь. На послушание Иоанн был направлен в скит Оптиной пустыни, в котором начальствовал тогда старец иеросхимонах Макарий (Иванов).
В Оптиной пустыни и в скиту духовная иноческая жизнь была основана на ежедневном откровении помыслов старцу-духовнику. Имея к старцу Макарию сердечную веру и сыновнюю любовь, Иоанн стремился как можно чаще исповедовать перед ним не только все свои дела и поступки, но и тончайшие помыслы и умственные приражения.
Вскоре он стал одним из ближайших учеников и помощников старца. Многие письма от отца Макария его духовным чадам написаны рукой Иоанна Половцева, некоторые подписаны как о. Макарием, так и Половцевым. Духовную переписку с Иоанном Половцевым вел святитель Игнатий (Брянчанинов). В деле духовного возрастания Иоанна весьма важным было его участие под руководством старца Макария в переводе святоотеческих творений, которые начала издавать Оптина пустынь.
Иеросхимонах Макарий сплотил вокруг себя группу помощников, имевших богословское или высшее светское образование, которые самоотверженно помогали ему в издательской деятельности обители. В эту группу входили: о. Амвросий (Гренков), о. Леонид (Кавелин) и Иоанн Половцев. Под руководством о. Макария они трудились над приготовлением к печати славянских переводов старца Паисия Величковского: делали подстрочные пояснительные примечания, объясняли труднопонимаемые слова и выражения. Некоторые из книг они переводили на русский язык.(…) 
29 апреля 1855 г. Иоанн был пострижен в монашество с именем Ювеналий. 8 ноября 1856 г. рукоположен во иеродиакона, 11 июля 1857 г. — во иеромонаха. 22 октября 1857 г. о. Ювеналий был назначен членом Российской духовной миссии в Иерусалиме; там же 21 мая 1859 г. награжден набедренником. В архиве Оптиной пустыни, находящемся в ОРГБЛ, сохранились письма о. Ювеналия к о. Макарию (Иванову) того периода и составленные о. Ювеналием «Заметки о посещении Палестины» с пометками старца иеросхимонаха Макария.
Указом Святейшего Синода от 14 апреля 1861 г. по прошению из-за болезни о. Ювеналий был уволен от занимаемой должности и возвратился в Петербург, где 31 мая того же года был награжден золотым наперсным крестом от Святейшего Синода выдаваемым.(…)
Епископ Курский и Белоградский Сергий (Ляпидевский), зная образ жизни иеромонаха Ювеналия в Оптиной пустыни, в октябре 1861 г. просил Святейший Синод о назначении его настоятелем Глинской пустыни. Он писал: «Посетив Глинскую обитель, я нахожу, что для нее потребен настоятель, способный руководствовать в подвигах и искусстве жизни духовной многочисленное братство, а вместе, по удобству, давать добрые наставления и посетителям ее, ищущим бесед на пользу души.
К сему почитаю благонадежным возвратившегося из Иерусалимской миссии иеромонаха Ювеналия, который проходил искус иноческой жизни в ските Оптиной пустыни, под руководством известного по своим подвижническим трудам и дару назидания старца... иеросхимонаха Макария».(…)
Отец Ювеналий был тепло встречен в Глинской пустыни, как сам он писал в Оптину: «Глинские собратья весьма полюбили меня недостойного» Однако игумен Ювеналий пробыл в Глинской пустыни недолго. (…)
Отец Ювеналий вернулся в Глинскую пустынь лишь в апреле 1862 г., а 8 мая 1862 г. указом Святейшего Синода по представлению епископа Сергия он был назначен настоятелем Коренной Рождество-Богородицкой пустыни Курской епархии.
В Коренной пустыни о. Ювеналий не только закончил начатые его предшественниками постройки (при нем также были полностью построены двухэтажный каменный корпус на правой стороне монастыря, двухэтажная гостиница), но, главное, «обновил обитель в смысле духовном через поддержание общежительных порядков».
Преосвященный Сергий докладывал в Святейший Синод, что «игумен Ювеналий приобрел весьма доброе к себе отношение, как человек духовно-просвещенный, в слове назидательный и как ревнитель иноческих добродетелей, своим примером и братию поучающий не менее, как и словом». По указу Святейшего Синода 15 августа 1862 г. о. Ювеналий был возведен в сан архимандрита в соборном храме Курского Знаменского монастыря преосвященным Сергием епископом Курским и Белоградским.
О трудностях своей настоятельской деятельности в Коренной пустыни и о помощи ему Глинских собратий о. Ювеналий писал настоятелю Оптиной пустыни о. Исаакию (Антимонову): «Знаешь ли ты положение Коренной пустыни и ее жителей, в среду которых я попал?.. Хорошо тебе там при всем готовом хозяйстве распоряжаться людьми способными и честными, а мне каково было? И при всем том я никого, кроме Досифея из Оптиной, не звал, перемогался с помощью Глинских братий... Глинских я точно звал». Благодаря трудам о. Ювеналия и помогавших ему Глинских иноков в Коренной пустыни насаждались правила истинного духовного подвижничества. В отчете о состоянии Курской епархии за 1862 год преосвященный Сергий писал: «.Лучшей обителью в епархии продолжает быть Глинская пустынь, за ней следует Коренная, в которой архимандрит Ювеналий (Половцев) с примечательным успехом проводит в жизнь братии строгие правила иноческие, он трудится для Бога, и других учит тому же».(…)
Будучи архипастырем Курской епархии, преосвященный Ювеналий неоднократно посещал Глинскую пустынь, почитал ее богомудрых старцев, беседовал с ними. Так, в 1893 г., осматривая Спасо-Илиодоровский скит, он обратил свое особенное внимание на о. Архиппа и посетил его келлию. На вопрос архипастыря: «Как поживаешь, старец?» отец Архипп ответил: «Боюсь мук вечных, боюсь геенны огненной, скрежета зубовного, червя неусыпаемого...» и залился слезами. Потом говорит: «Спокойно живу, враг меня не берет». — «Ты уже поборол врага», — заметил владыка и любезно простился с подвижником. На следующий год архипастырь снова заходил в келлию старца и беседовал с ним наедине.(…)
 7 мая 1898 г. владыка Ювеналий был назначен архиепископом Литовским и Виленским и настоятелем Виленского Свято-Духова монастыря. Он ревностно заботился об охранении целости православия во вверенной ему епархии.(…)
Будучи одушевленным и самоотверженным подвижником Православной Церкви, он встал в ряды приснославных возродителей русского монашества, которые имели своего вождя в лице великого старца Паисия Величковского» .
По отзывам современников, в отношения к своим подчиненным владыка «вносил столько отеческой простоты и такое уважение к человеческой личности, что каждый из них мог совершенно свободно объяснять ему свои ошибки, а также поведать о своих успехах, а это вызывало у всех желание работать не за страх, а за совесть» .
«Подвиг постоянного пребывания в деятельном молитвенном устроении, духовной самособранности, смиренной преданности Божественной воле — вот те сокровища его души, которые были явны всем окружающим».
Владыка Ювеналий был также известен, как ревностный проповедник, возвещавший своей пастве путь, ведущий ко спасению и призывавший всех любить ближних, «покрывая их недостатки и осуждая только самого себя».(…)
Скончался архиепископ Ювеналий 12 апреля 1904 г.
 
Источник: Глинский патерик, 2009, с. 211-216