Глинский подвижник монах Иов

Глинский подвижник монах Иов.
 
Монах Иов (в миру Илья Григорьевич Такшин) родился 20 июля (2 августа нов. ст.) 1886 г. на хуторе Зачатеевка Белгородского уезда Курской губернии в крестьянской семье. В своей повседневной жизни его родители стремились к исполнению всех заповедей Божиих, почитали церковные праздники, а главное, — имели ту живую веру, которая приближала их к Богу и делала явным для них Его вездесущие. Илья с детства любил церковные службы, отличался тихостью нрава, безропотностью, был очень трудолюбив. К родителям он относился с искренним почтением, без их благословения даже не выходил со двора. Еще в молодости Илья хотел уйти в монастырь, но, исполняя волю родителей, женился. Однако мирская жизнь не заглушила в его душе жизни религиозной. В простоте своего сердца он все более возрастал в смирении, кротости, других христианских добродетелях и верил, что хотя бы в конце его жизни Господь исполнит его сердечное желание о поступлении в монастырь. На родине в доме родителей Илья жил с семьей (у него было 2 сына) до 1935 г. В 1934 г. его жена умерла, и вскоре после этого он переехал в Иркутск, где работал до 1940 г., затем вернулся на родной хутор и трудился в колхозе.
Никакие события внешней жизни не могли изменить тихого, глубоко религиозного устроения его души. Он хранил веру православную и через всю жизнь пронес любовь к Богу и верность Его Святой Церкви.
В 1954 г. Илья приехал в Глинскую пустынь и в конце того же года был зачислен в братство обители.
В монастыре он всегда трудился. Сначала его назначили кухонным рабочим, затем поваром. Это трудное послушание было принято им с радостным чувством, что он потрудится на благо обители. Три года готовил Илья пищу на монастырской кухне, носил воду, рубил дрова, чистил и мыл посуду, работая всегда самоотверженно.
В 1955 г. Он был пострижен в рясофор, а в 1957 г. — в мантию с именем Иов. Еще через год ему дали послушание на скотном дворе. С любовью и тщательностью ухаживал он за скотом и даже называл животных ласково: «волики, скотинка», следил, чтобы их не перегружали работой, старался всегда хорошо накормить, на ночь постилал солому. Во всех его словах и действиях чувствовалось смиренное, кроткое, любвеобильное ко всему Божьему созданию отношение.
Отец Иов очень любил монастырь. О чем бы ни заговорили с ним, всегда в его ответах звучало чувство беспредельной благодарности Богу и Царице Небесной за то, что его приняли в Глинскую пустынь, благодатную атмосферу которой он постоянно ощущал. На богослужениях в храме, стоя позади всех, он часто тихо плакал, благодаря Бога за неизреченную милость к нему, недостойному, каким искренно считал себя.
Все в монастыре было для него свято, и чувство величайшего благоговения к этому богоизбранному месту переполняло его душу.
Именно поэтому известие о закрытии Глинской пустыни было воспринято им с особой душевной болью. Отец Иов сильно сокрушался, что лишается милости окончить свои дни в Глинской пустыни, не мог представить себе жизни вне святой обители, где душа его получала столько сокровенных благодатных утешений. Он даже кротко, со слезами умолял братию не расходиться, но оставаться в обители по-прежнему. За такие слова в июне 1961 г. управляющий Сумской епархией архиепископ Черниговский и Нежинский Андрей исключил его из монастыря, но он оставался в обители до самого закрытия, затем переехал к сыновьям на родину , где вскоре скончался так же тихо, как и жил.
 
Источник: Глинский Патерик, 2009, с. 706-708