Глинский подвижник иеросхимонах Исихий

Глинский подвижник иеросхимонах Исихий (Невдачин).

Иеросхимонах Исихий (в миру Иван Григорьевич Невдачин, в монашестве Исмаил) родился 22 августа (4 сентября нов. ст.) 1884 г. на хуторе Раскопы Ахтырского уезда Харьковской губернии в бедной крестьянской семье. Окончив трехклассную сельскую школу, он трудился в крестьянском хозяйстве отца, но, стремясь умом и сердцем к Богу, в 1909 г. оставил родных и поступил в Глинскую пустынь.

Под руководством Глинских старцев Иван прошел суровую школу сосредоточенного внутреннего подвига. Старцы направляли его к истинному познанию о Боге, которое составляет истинную жизнь для нашего духа.

Они говорили, что в познании Бога участвует не только ум, но и сердце через его постоянную любовь к Богу, участвует и воля через свою преданность Воле высочайшей, через исполнение заповедей Господних. Исполнение же заповедей, по учению старцев, состоит не только в выполнении нравственных норм, но и в получении силы, избавляющей от страстей, соединении в жизни вечной с Самим Господом.

Проходя послушание при ключне, Иван вел непрестанную внутреннюю борьбу с грехом. Он хранил себя от рассеянности, потому что рассеянность ума дает повод к возникновению греховных помыслов, а с них уже начинается всякое искушение. Постепенно молодой послушник становился опытным в духовной жизни и способным преодолевать искушения.

В 1915 г. Ивана призвали в армию, вернувшись в обитель через три года, он стал проходить послушание при ближней мельнице. В июне 1918 г. архимандрит Нектарий (Нуждин) постриг его в рясофор, а в 1919 г. — в мантию с именем Исмаил.

После  закрытия Глинской пустыни о. Исмаил вместе с некоторыми другими иноками обители перешел в Рыльский Николаевский монастырь, где епископом Павлином (Крошечкиным) в конце 1922 г. был рукоположен во иеродиакона. После закрытия Рыльского монастыря он служил на приходах в Рыльском уезде, затем в 1925 г. переехал в Крым и служил в церкви во имя Казанской иконы Божией Матери в Феодосии. Здесь в 1926 г. епископом Феодосийским Кириллом он был рукоположен во иеромонаха. В 1929 г. о. Исмаил вернулся в Рыльский район, в село Студенка. В то время он очень болел (у него был хронический бронхит) и не мог совершать богослужений. Немного поправившись, с 1930 г. о. Исмаил начал служить в храме села Гамалевка Шосткинского района, в 1933 г. был награжден набедренником. После закрытия храма с 1938 по 1941 г. он работал сторожем, затем до 1947 г. служил в церкви города Шостка.

Деятельность его, как пастыря, нравственного руководителя и  воспитателя, была очень трудна. Но своим смирением, личным нравственным подвигом он стяжал благодать Божию, необходимую пастырю, и, несмотря на болезнь, служил Богу с полным самоотвержением и твердой верностью Евангельской истине.

Он от всего сердца, искречне соболезновал людям, по-отечески любил свою паству и наставлял на травильный, спасительный путь.

Высокая молитвенность была основой его внутренней жизни. Много скорбей, телесных болезней и огорчений перенес о. Исмаил, но он всегда находил утешение в горячей молитве. Молитва возводила его в атмосферу небесной жизни, давала сигу его духу. Она соединяла его с членами торжествующей Небесной Церкви и тем спасала от одиночества и уныния. В молитвенности заключалась духовная сила его пастырского воздействия на прихожан. Благодаря ей у о. Исмаила установилась незримая, но реальная связь с народом. В благодатной атмосфере храма, выходя на амвон со словами поучения о. Исмаил всегда находил души и сердца людей открытыми к восприятию слова Божия. Как пастырь-молитвенник, проводящий жизнь в Боге он был всегда благоразумен, ибо знал трудности духовной брани и всегда осторожно воздействовал на своих слушателей. В простых, но красноречивых и мудрых поучениях о. Исмаил знакомил народ с жизнью и страданиями Господа, разъяснял заповеди и обличал пороки.

Преисполненный великого смирения и глубокого чувства покаяния, он был примером для пасомых не словом, а самой жизнью. Из этого смиренного и покаянного источника — своего сердца о. Исмаил и давал наставления, заботясь о спасении душ, вверенных ему Богом. Он духовно возрождал и преображал жизнь людей.

В 1943 г. архиепископ Сумской и Ахтырский Корнилий наградил о. Исмаила наперсным крестом. В мае 1947 г. он вернулся в Глинскую пустынь. Но недолгим было его пребывание в обители. Через два с половиной года о. Исмаил был назначен настоятелем Николаевской церкви села Яцино Путивльского района Сумской области. По болезни в марте 1953 г. архиерей разрешил ему вернуться в Глинскую пустынь, но уже в июне опять направил служить в село Усок Ямпольского района. Болезнь о. Исмаила все усиливалась, и в октябре он опять вернулся в обитель, где был назначен исполнять требы на дому у верующих села Сосновка. Через год его назначили священником церкви села Гамалевка. Здесь он служил, несмотря на болезнь, до августа 1955 г., а затем был возвращен в Глинскую пустынь на покой.

В обители о. Исмаил тяжело болел (его мучил почти непрекращающийся кашель), но никогда не уклонялся от посетителей. Душепопечительность о духовных чадах всегда преобладала в нем над попечением о самом себе. За советом и наставлениями к нему обращались не только прежние его прихожане, но и многочисленные паломники. Его сердечная беседа производила на слушателей глубокое впечатление. Он легко разбирался во всем многообразии духовной жизни, так как сам внимательно трудится над устроением своей души. Отец Исмаил искал спасения не в догматических размышлениях или в использовании каких-либо внешних приемов созерцания, не в обрядности или необычных подвигах аскетизма, но в богомыслии, размышлении, молитве, любви, милосердии и Евангелии. Этому же он стремился научить и других. Отец Исмаил умел подойти к душе грешника тем, что располагал ее к духовному обновлению, умел найти в ней зародыши добра и побудить к произрастанию. Он видел эти спасительные зерна в каждой душе человеческой и соответственно воздействовал на них, пробуждая жажду истины, правды и святости. Отец Исмаил призывал искать и созидать Царство Божие внутри себя, не вращаться во внешнем, разбирая чужие недостатки и дела.

Обращались к нему и иноки обители. Он беседовал с ними о том, как направить душу к общению с Богом и приобрести чистоту совести и сердца. Особенно часто он повторял, что для сокрушения греха, который делает человека духовно мертвым, необходима молитва. Она не позволяет коснеть во грехах, приносит истинное утешение, наполняет сердце радостью и миром. От упражнения в непрестанной молитве человек приобретает молитвенный опыт, опыт борьбы с врагом и его искушениями. Но молитва бессильна, если она не основана на посте. Молитва борется с душевными страстями, а пост отрешает человека от плотских страстей. При этом нужно так определить размеры поста, чтобы тело получало свое, и дух возрастал, находясь в равновесии, в мире.

Всем приходящим к нему о. Исмаил говорил, что спасение есть постепенный и длительный процесс прохождения через горнило испытаний и искушений. Чтобы достичь спасения, нужно, главным образом, очиститься от страстей. Причиной и поводом к совершению грехов являются скрытые в человеке страсти, с которыми нужно вести борьбу, избегать и не допускать их.

Все в обители уважали о. Исмаила. Настоятель архимандрит Феоген писал, что он «примерный, скромный, исполнительный и смиренный» иеромонах.

26 февраля 1961 г. о. Исмаил по прошению был пострижен в схиму с именем Исихий. Перед закрытием Глинской пустыни 4 июля 1961 г. вместе с о. Макарием (Петренко) и о. Иосифом (Ходыревским) он был помещен в Глуховскую районную больницу.

Время и место его кончины неизвестны.

Источник: Глинский Патерик, 2009, с. 693-696.