Насельник Амвросий

Насельник Амвросий, впоследствии архимандрит, наместник Почаевской Успенской Лавры и Киево-Печерской Успенской Лавры.
8 сентября (21 сентября нов. ст.) 1883 года о. Амвросий назначен настоятелем Михаило - Архангельского монастыря.
 
Архимандрит Амвросий (в миру Алексей Булгаков) был сыном причетника Курской епархии. После окончания курса в Курском духовном училище, в 1864 году он поступил в Глинскую пустынь. Шесть лет подвизался здесь молодой инок (по всей вероятности, послушание он проходил при больнице обители, т. к. впоследствии стал широко известен как искусный врач). Именно здесь в душе его был заложен тот нравственный фундамент, благодаря которому он не только сам неуклонно шел по спасительному пути, но и других вел за собой, а также оказался способным ревностно исполнять то ответственное служение, которое впоследствии ему было вверено.
В 1870 году о. Амвросий был перемещен в Свияжский монастырь Казанской епархии. В 1875 году рукоположен во иеромонаха и назначен казначеем этого монастыря, в 1879 году определен экономом Казанского архиерейского дома. В новой должности о. Амвросий был для всех примером. Архиепископ Казанский Палладий высоко ценил его. Это особенно проявилось при выборе настоятеля Михаило-Архангельского Черемисского монастыря. Черемисский монастырь по своему исключительному положению, как монастырь инородческий, требовал себе и настоятеля исключительного.
В сентябре 1883 года архиепископ Палладий писал в Святейший Синод: «Рассмотрев иноческие достоинства, способность к прохождению высших послушаний и заслуженность старших монашествующих лиц вверенной мне епархии занять имеющую особую важность и соединенную с особенными трудностями настоятельскую должность в инородческом Михаило-Архангельском Черемисском монастыре, признаю наиболее достойным по примерно честному иноческому житию, нравственным и умственным качествам, по твердости характера и разумной распорядительности эконома Казанского архиерейского дома иеромонаха Амвросия».
Так, 8 сентября 1883 года о. Амвросий был назначен настоятелем Михаило-Архангельского монастыря.
Прибыв в монастырь, иеромонах Амвросий сразу же почувствовал тяжесть той ноши, которая была на него возложена. Обитель не была устроена ни внутренне, ни внешне. Большим искушением для братии была вражда между насельниками: братья-черемисы относились с каким-то тайным недоброжелательством ко всем инокам-нечеремисам. Ревностно принялся о. Амвросий за устроение монастыря. Он желал, чтобы обитель, им управляемая, по своему благоустройству постепенно приблизилась к состоянию Глинской пустыни, на которую он всегда смотрел, как на идеал монастырского благоустройства.
За годы своего настоятельства о. Амвросий «привел Черемисский монастырь в такое цветущее состояние как во внешней, так тем более во внутренней его жизни что, несмотря на инородческий состав его братии, он стал служить примером и для тех монастырей, которые искони были населены русскими иноками».
Прежде всего настоятель ввел в монастыре общежительный устав со всей строгостью. Богослужение при нем всегда было продолжительное, чтение неспешное, пение благоговейное. Причем, пение было настолько гармоничное, что слушатели забывали, что они в черемисском, а не в старинном русском монастыре.
Сам о. Амвросий с первых же дней вступления в настоятельство служил примером для братии и в посещении богослужений, и в пользовании общей трапезой, и во всех других монастырских делах. Своей разумной распорядительностью и твердостью характера он сумел сгладить рознь между иноками. Теперь вся братия одной дружной семьей под руководством своего настоятеля стала трудиться на общую пользу обители. Инок монастыря, черемис, чуваш или русский, вступая в обитель, как бы забывал свое прошлое и все помыслы устремлял только к тому, чтобы найти путь к духовному возрождению.
Отец Амвросий ввел порядок по образцу Глинской пустыни: принятые в монастырь целыми годами жили в качестве «временных послушников», и только когда настоятель полностью уверялся в достоинстве этих лиц, их переводили в число постоянных послушников. Настоятель также наводил тщательные справки о поступающих во «временные послушники» и принимал только тех, кто не вызывал сомнений. Так о. Амвросий заботился о нравственности насельников монастыря.
При о. Амвросии число братий с каждым годом все возрастало (за время его настоятельства оно возросло более, чем вдвое). Это побудило отца настоятеля обратить особое внимание на монастырское хозяйство: при нем в обители стали процветать огородничество, садоводство, пчеловодство, цветоводство и мятосеяние. С каждым годом увеличивалась и площадь посева хлебов. Монастырь крайне редко закупал хлеб и почти всегда содержал братию и богомольцев за счет своего хлеба. Отец Амвросий так умело развил все отрасли монастырского хозяйства, что оно практически не зависело от внешних поступлений и почти полностью удовлетворяло нужды обители. По образцу Глинской пустыни о. Амвросий устроил в обители собственные кирпичные заводы, развил кузнечное ремесло, устроил бондарную, шорную, швейную, сапожную и столярную мастерские.
Такое разумное ведение хозяйства вскоре привело к улучшению благосостояния монастыря. С каждым годом возрастал и приток богомольцев, что также увеличивало доходы монастыря.(…)
Во всем стараясь подражать примеру любимой им Глинской пустыни, о. Амвросий развил плодотворную благотворительную деятельность Михаило-Архангельского монастыря. Он построил несколько домов для приема богомольцев. Под кровом своих гостиниц монастырь бесплатно питал и согревал народ. По указу отца настоятеля расчет необходимого монастырю хлеба всегда производился с учетом бесплатного довольства богомольцев. В монастыре находили приют нищие, неимущие, которые устремлялись сюда во множестве. Большую помощь оказывала обитель вдовам и сиротам. Многие вдовы долгие годы поддерживали свое собственное хозяйство только за счет средств монастыря, до тех пор, пока их дети не вырастали и не становились способными вести хозяйство.
Большое внимание о. Амвросий уделял просветительной деятельности монастыря.(…)
Заслуги настоятеля о. Амвросия высоко оценило епархиальное начальство. В 1884 году он был возведен в сан игумена, а в 1892 году — в сан архимандрита. В 1888 году его наградили орденом св. Анны 3-й степени, в 1895 году — 2-й степени. С 1884 года он состоял благочинным монастырей. Хорошо была известна его исключительно многогранная пастырская деятельность в Святейшем Синоде. Вот почему в 1897 году при избрании кандидата на ответственную должность наместника Почаевской Лавры выбор пал на воспитанника Глинской пустыни архимандрита Михаило-Архангельского монастыря о. Амвросия. Указом Святейшего Синода от 9 сентября 1897 года он был определен наместником Почаевской Успенской Лавры. Деятельность его там было еще более плодотворной и оказала большое влияние на жизнь этой обители. (…)
12 лет неустанно трудился о. Амвросий на пользу обители. Имя его стало широко известно.
В сентябре 1909 года он был назначен Святейшим Синодом наместником Киевской Успенской Лавры. Трогательным было прощание братии со своим любимым отцом и руководителем. «У многих на глазах стояли слезы, слышались рыдания бедняков, которые пользовались значительной материальной поддержкой со стороны старца». Толпа народа, заполнившая двор обители, провожала его.
Из-за многолюдства он не мог сесть в экипаж и шел пешком до св. врат, окруженный братией, учениками и учителями Лаврской школы, богомольцами.
Отец Амвросий стал наместником Киево-Печерской Лавры, будучи уже маститым, духовноопытным старцем. Братия Лавры тепло его встретили и глубоко уважали. Неутомимый и многосведующий в трудах хозяйственных, он еще более неутомим был в подвигах внутренней жизни. В среду лаврского иночества он внес еще более строгое подвижническое направление. С замечательной прозорливостью проникал он во внутренний строй жизни обители. Каждого насельника старался поставить в такое положение, чтобы он мог возрастать и преуспевать духовно. Удивительно было его умение давать послушания, соответствующие способностям каждого, которые он предузнавал всегда с редкой проницательностью.
Для всех братий он был чадолюбивым отцом, внимательно вникал в положение каждого так, что знал даже и келейные нужды насельников. Отец Амвросий обладал даром всех делать откровенными с собой, так что люди поверяли ему всю свою душу. В беседах он часто приводил слова, мысли и наставления Глинских старцев, основываясь на них, как ни истине несомненной. Для духовной беседы приглашали старца киевские митрополиты: высокопреосвященный Флавиан (которого о. Амвросий исповедовал и соборовал), а затем и высокопреосвященный Владимир. Отец Амвросий неоднократно сопровождал митрополита Владимира, когда того приглашали на прием члены императорского дома.
О последних годах жизни о. Амвросия в Киево-Печерской Лавре сведений почти не сохранилось. Известно лишь, что 20 января 1918 года по его прошению он был «уволен от должности наместника Лавры в виду преклонности лет и болезненного состояния с оставлением его в числе братии Лавры». Дальнейшая судьба его неизвестна.
 
Источник: Глинский Патерик, 2009, с. 545-551.