Святитель Филарет Московский

Святитель Филарет Московский (1867).

День памяти: Ноябрь 19 (2 декабря).

Родился 26 декабря 1782 года в городе Коломне Московской губернии в семье соборного диакона. До девяти лет воспитанием ребёнка занимались его благочестивые родители.

В 1791 году он поступил в Коломенскую духовную семинарию, в которой учился до её закрытия в 1799 году, после чего перешёл в Троице-Сергиеву Лаврскую семинарию, находившуюся под особым покровительством митрополита Платона. Личность митрополита Платона оказала большое влияние на судьбу и развитие будущего митрополита Филарета.

В Троицкой семинарии Дроздов учился в философском и богословском классах с марта 1800 года по 1803 год. По окончании семинарии 21 ноября 1803 года, после проведённого лично митрополитом Платоном экзамена, он был назначен учителем греческого и еврейского языков в той же лаврской семинарии.

30 августа 1806 года перемещён «на высший класс» - «пиитический» и назначен проповедником при Лавре. Митрополит Платон оказывает новому проповеднику знаки исключительного внимания и расположения, делает своим иподиаконом, а 14 января 1808 года утверждает учителем высшего красноречия и риторики. Митрополит Платон писал о своём любимом ученике: «Я пишу по-человечески, а он пишет по-ангельски».

Митрополит Платон стал убеждать молодого учителя принять монашество. Но тот согласился не сразу. В течение двух лет он проверял свои склонности, советовался с родителями, молился и только в июле 1808 года подал прошение о пострижении его в монашество.

16 ноября того же года в Трапезной церкви Троице-Сергиевой Лавры наместником Лавры архимандритом Симеоном он был пострижен в монашество с именем Филарета в честь праведного Филарета Милостивого, а 21 ноября митрополитом Платоном рукоположен во иеродиакона.

1 марта 1809 года по указу Св. Синода вызван в С.-Петербург и определен инспектором С.-Петербургской семинарии с занятием кафедры философских наук в звании бакалавра академии.

28 марта того же года митрополитом Амвросием рукоположен во иеромонаха; 9 марта определён на должность ректора Александро-Невского уездного училища, учреждённого при той же семинарии, с оставлением в прежних должностях в семинарии.

8 февраля 1810 года переведён бакалавром богословских наук в СПб Духовную академию, где сначала преподавал догматическое богословие и церковную историю, а с 21 июля того же года историю и древности церковные. Здесь, на кафедрах Петербургской академии, развернулись его необычайные разносторонние дарования, его изумительная работоспособность, дисциплинированность, способность чётко выполнять все налагаемые на него обязанности.

Его слова и поучения с церковной кафедры обращали на него всеобщее внимание глубиной постановки богословских вопросов, широтой их трактовки, яркостью образов, точностью языка. 8 июля 1811 года «за отличие в проповедывании слова Божия» Филарет был возведён в сан архимандрита.

Он приобретал всё большую известность как в кругах духовных, так и светских. Так, в Петербурге главными покровителями его стали такие влиятельные лица, как первенствующий член Св. Синода митрополит Амвросий и обер-прокурор Синода князь А.Н. Голицын. Они стали облекать его полным доверием и возлагать на него различные поручения. В июле 1811 года по назначению Комиссии духовных училищ он производил ревизии петербургских духовных семинарий и училищ.

В начале 1812 года от Комиссии духовных училищ имел поручение образовать для учеников, окончивших СПб семинарию, класс чтения Св. Писания и св. отцов и руководства к прохождению священнослужительных должностей.

11 марта того же года определён ректором СПб академии и профессором богословских наук, а 27 марта назначен настоятелем Новгородского Юрьева монастыря. С этого же времени по званию ректора присутствовал в СПб Духовной консистории.

В академии архимандрит Филарет учредил образцовые порядки, послужившие руководящим примером и для других академий. Он заново переработал и представил на утверждение академический устав. Вместе с тем он переработал устав для Духовных семинарий, уездных и приходских училищ, выполнив всю эту работу без помощников в шесть недель. Впоследствии Филарет сам говорил, что он никогда так много не работал, как в свою бытность ректором академии, и считал себя свободным от занятий, когда у него, по его собственным словам, «за раз было только одно дело на руках, а не три или пять».

Он стоял во главе перевода Библии на русский язык. Это дело, в котором более всех потрудился архимандрит Филарет, составляет славу и украшение его имени. Но не все с сочувствием отнеслись к этому новому делу. Архимандрит Фотий, бывший в 1814 году студентом 1 курса Петербургской академии, не сочувствовал переводческой деятельности архимандрита Филарета, но признавал его выдающиеся способности, как ректора и профессора. Вот как описал он архимандрита Филарета в своей автобиографии: «Филарет был...росту среднего, смугл видом, власы средние темнорусые, браду долгую имел, лицом всегда светел, весел быть казался, у него были глаза острые, проницательные, вид постен, строг и приятен; поступь у него была нескорая, важная. Голос тих, тонок, но ясен; речь внятная, говорил остро, высоко, премудро, но всё более к уму, менее же к сердцу. Свободно делал изъяснение священных писаний: как бы всё лилось из уст его. Привлекал учеников так к слушанию себя, что когда часы кончались ему преподавать, всегда оставалось великое усердие слушать его ещё более без ястия и пития. Оставлял он сильные впечатления от учений своих - всем казалось истинно, приятно, совершенно его учение... Оратор мудрый, красноречивый, писатель искусный. Все доказывало, что он много в науках занимался... Сила, красота, достоинство и слава Духовной Академии был один Филарет».

Изумлявшая всех работоспособность и эрудиция архимандрита Филарета быстро выдвигали его вперёд. В 1814 году Комиссией духовных училищ было выработано Положение об учёных степенях действительных и почетных, и первым действительным доктором богословия в России стал (13 августа 1814 года) ректор Петербургской академии архимандрит Филарет. В мотивировке предоставления ему докторской степени говорилось, что он удостаивается её на основании «светлейших доказательств учёности, священной и церковной, представленных в академических чтениях, в церковных речах, а особенно в классических сочинениях, и увенчанных искренним осуществлением на деле христианского учения».

Через две недели после получения высшей ученой степени, 27 августа 1814 года архимандриту Филарету была назначена пожизненная пенсия в размере 1500 рублей в год; 30 августа того же года он был назначен членом Комиссии духовных училищ.

В июне и июле 1815 года ревизовал Московскую духовную академию и семь семинарий: Новгородскую, Тверскую, Владимирскую, Ярославскую, Костромскую, Спасо-Вифанскую и Московскую, а также ряд находящихся на пути его следования уездных и приходских училищ.

В марте 1816 года по указу Св. Синода определен настоятелем Московского Ново-Спасского монастыря с оставлением при академии; 2 июня назначен членом Комитета для решения судебных дел о лицах духовного звания греко-российского исповедания в Финляндии; 16 июля утверждён членом совета императорского человеколюбивого общества.

3 марта 1817 года назначен членом Строительного комитета при СПб Духовной академии; 7 апреля - членом Главного Правления училищ; в июле произвёл ревизию СПб семинарии.

23 июля 1817 года по представлению митрополита Новгородского Амвросия повелено ему быть епископом Ревельским, викарием С.-Петербургской епархии с оставлением за ним должности ректора академии и управляющего Новоспасским монастырем.

5 августа 1817 года в Петербурге, в Троицком соборе Александро-Невской Лавры, хиротонисан во епископа Ревельского.

15 марта 1819 года возведён в сан архиепископа с переводом в Тверскую епархию и с назначением членом Св. Синода.

26 сентября 1820 года назначен архиепископом Ярославским и Ростовским.

С 3 июля 1821 года - архиепископ Московский, священноархимандрит Свято-Троицкой Сергиевой Лавры и присутствующий в Московской Синодальной конторе.

С этого времени и до своей кончины Филарет с великою честью и пользой стоял во главе Епархиального управления Первопрестольного града, не прекращая вместе с тем научно-литературной деятельности и не переставая принимать живейшего участия в делах как общецерковного, так и общегосударственного характера, призываемый к тому Высшей властью.

28 октября 1822 года, согласно прошению, уволен от звания члена Главного правления училищ.

За всё время своего служения Филарет имел ряд наград; 25 декабря 1825 года ему был пожалован бриллиантовый крест для ношения на клобуке.

22 августа 1826 года возведён в сан митрополита за заслуги, оказанные Церкви и отличное служение.

7 января 1828 года ему объявлена высочайшая благодарность за составление Краткой Священной истории, а также краткого и пространного катехизисов с прибавлением наставления для воинов.

19 апреля 1831 года награждён орденом св. апостола Андрея Первозванного за ревностное и многодеятельное служение в архипастырском сане.

10 января 1854 года объявлена высочайшая благодарность и благодарность Св. Синода за приношение от Св.-Троицкой Лавры и от Чудова монастыря 50000 рублей на воинов и за труды, понесённые в деле обращения Рогожских раскольников.

18 марта 1855 года получил благодарность от императора за пожертвованные 110600 рублей на военные надобности от Московской епархии.

31 мая 1857 года объявлена благодарность Св. Синода за особенное, постоянное попечение о благоустройстве Московской Духовной академии.

31 октября 1862 года получил благодарность от императрицы за пожертвованные 10100 рублей от духовенства Московской епархии в пользу пострадавших от пожара жителей С.-Петербурга.

21 июня 1867 года единогласно признан почётным членом императорского Новороссийского университета и получил диплом.

5 августа того же года, в день пятидесятилетия служения в епископском сане, за непрерывные заботы о духовном просвещении паствы, за щедрую поддержку благотворительных и воспитательных учреждений, многочисленные пастырские послания и другую деятельность предоставлено право, по киевскому обычаю, предношение креста в священнослужении, ношение креста на митре и двух панагий на персях. При этом пожалована украшенная драгоценными камнями панагия на бриллиантовой цепочке, а в вознаграждение заслуг собственно государственных пожалованы портреты императора и двух его предшественников.

Скончался 19 ноября 1867 года.

Погребён в Троице-Сергиевой Лавре, в приделе Свято-Духовной церкви, устроенном во имя Филарета Милостивого в память пятидесятилетия служения Филарета в епископском сане.

В настоящее время его честные мощи покоятся в восстановленном Храме Христа Спасителя в Москве.

 

Святитель Филарет был поистине великим мужем Христовой Церкви. Уже во время обучения в семинарии и на первых порах учительства обнаружились необыкновенные духовные дарования Дроздова и его образцово-честное поведение. «Вы подлинно имеете драгоценный залог и свидетельство Божия к вам благоволения в талантах, а паче в честном поведении сына вашего», - писал к родителям Дроздова ректор лаврской семинарии архимандрит Евграф Музалевский-Платонов. Особенно же блестящий проповеднический талант скоро выдвинул его из ряда других учителей.

Митрополит Платон, под особым покровительством и ближайшим попечением которого находился Дроздов, прозревал великую будущность скромного учителя семинарии и видел его отличные дарования и высоко-нравственную жизнь.

Не имея ещё 30 лет от роду, Филарет получил известность не только в кругу духовных лиц, но и за пределами этого круга. Он вёл обширную и многостороннюю деятельность. Многочисленные и нелёгкие труды Филарета не оставались без наград, а награды, в свою очередь, свидетельствовали о множестве и тяжести этих трудов.

Почти полвека управлял Филарет Московской епархией и это время было самым блестящим периодом и в истории последней, и вообще в истории Русской Церкви.

Как истинный архипастырь, Филарет во всё вникал сам, был полным и настоящим хозяином в своей епархии, зорко наблюдал за всеми подчиненными органами управления, везде и на всё налагал печать своих мудрых резолюций, распоряжений и суждений. Управление Филарета епархией было в полном смысле образцовое, которое, строго основываясь на канонических устоях церкви, вместе с тем вполне соответствовало и потребностям времени.

Столь же образцовым администратором был он и в более широкой сфере высшего церковного управления. С тех пор как он стал членом Св. Синода (1819), ни одного сколько-нибудь важного дела не решали в Синоде без его присутствия и обычно ожидали его приезда в Петербург. И Филарет «мудрый» обычно решал самые запутанные, самые трудные дела, часто сам составлял бумаги по синодальному делопроизводству. Митрополит Серафим, бывший первенствующим членом Св. Синода, обыкновенно не просматривая дела, подписывал его, если знал, что его посмотрел и одобрил Филарет Московский. При этом мудром, проницательном, неутомимом деятеле все и везде как-то невольно подтягивались.

Кроме круга синодального управления его деятельность простиралась и в область высшего управления. Он был также и «мужем государственным». Принимал деятельное участие во многих чисто гражданских делах.

Вся эта неутомимая деятельность митр. Филарета, среди которой он, по его собственным словам, отдыхал только «на разнообразии занятий», соединялась в нём, кроме того, с подвижнической жизнью, которая делала его истинным святителем и ещё более возвышала его значение, делала имя его народным. С постом и молитвой, исполненный глубокого смиренномудрия, прощения, покаяния, дел милосердия и т. п., Филарет постоянно жаждал соединять уединение и совершенное отшельничество для высших подвигов иноческого жития. Филарет не скрывал волновавших его чувств и жажды уединения в пустыне.

Принимая во внимание и эту святую жизнь великого архипастыря, и его многолетнюю деятельность на благо церкви и государства, и его личные достоинства и заслуги, император в день 50-летнего юбилея святителя Филарета наградил его Высочайшим рескриптом. В словах этого рескрипта заключалась высшая и наилучшая оценка и личности, и жизни, и деятельности, и заслуг митрополита Филарета. Всеобъемлющий, глубокий, сильный, строго дисциплинированный ум этого иерарха, его необыкновенная проницательность, мудрость, памятливость, его многолетняя опытность в делах всякого рода, замечательный во всем талант, администраторские способности, непоколебимость убеждения, твёрдость воли и строгая последовательность мышления и действий заставляли всех, имевших с ним те или иные дела и отношения, видеть в нём необыкновенного человека, самого выдающегося деятеля. Неслучайно поэтому, когда он скончался, все сразу почувствовали ничем не наполнимую пустоту. Неслись в Москву и Петербург выражения глубокого сочувствия и сострадания, общерусской скорби об утрате, понесённой в лице архипастыря, который более полвека служил украшением Церкви и отечества, опорою той и другого, столпом Православия.

Вот что писал о митрополите Филарете епископ Ладожский Гермоген: «Велик был Московский святитель, как учёный деятель. Всё, что возросло благого, что зрело и явилось плодоносным в вертограде нашем, всё росло, зрело и приносило плоды под твоим мудрым надзором и попечением. Твоему проницательному взору предоставлено было обозреть первые опыты трудящихся в академии и направить их стремления вернее к целям духовного образования. И с той поры до ныне неусыпным взором ты следишь за всеми движениями мысли в области высшего учения и даешь немощному силу, благому преспеяние. Под твоим охранением процветало и цветет здесь любомудрие, послушное вере; под твоим блюдением в уроках богословия всегда проповедывалась чистая истина Христова - не было колебаний, не было «ей» и «ни», но всегда твердое «ей».

Велик был Московский святитель и как хранитель Православия, и как пастырь и благодетель бедных вдов и сирот, и как государственный муж, и как строгий инок. Везде и во всём чувствовалось величие этого святителя. Как оратор - это образец истинно-христианского витийства. Обилие, сила и высота мыслей, сжатость и своеобразие выражений - неотъемлемое свойство почти каждого его слова, каждой речи. Они «блещут мыслями, как алмазами, его слова как будто скованы из стали и золота».

Как литератор он стоял и будет стоять на высоте недосягаемой. Его литературные труды бессмертны, как все гениальные произведения, и очень разнообразны. Он был и оратор, и историк, и догматист, и экзегет, и апологет. Даже поэзия была не чужда ему.

Он был защитником Православия во всей его чистоте, во всей заповеданной вселенскими соборами и отцами церкви неприкосновенности. Все сокровища православного вероучения, толкования духовных тайн, раскрытие силы таинств Церкви, руководящие пути к жизни духовной - всё это, накопленное веками вдохновенной мудростию святых учителей и пастырей церковных, весь этот многовековой опыт отразился в творениях митрополита Филарета. По богословским трудам своим он может быть назван отцом Церкви. По составленному им катихизису училась вся подрастающая Россия.

О ревности его как епархиального архиерея можно судить по тому, что он в 100 дней успел объехать всю Тверскую епархию, причём проповедывал в каждой церкви.

В течение полувекового своего пребывания в Москве он совершенно перевоспитал и изменил духовенство. Поставил на значительную высоту духовно-учебные заведения своей епархии и подготовил целые поколения ревностного твёрдо-православного духовенства.

В служении был неутомим. Во все многочисленные дни памятных Москве и Лавре праздников служил неопустительно сам. После литургии, не взирая на множество народа, он благословлял каждого по одиночке, произнося слова: «Во имя Отца и Сына и Св. Духа», - осеняя неспешным крестным знамением. Совершая богослужение в присутствии митрополита Филарета, служащие старались «даже не переминаться с ноги на ногу», чтобы не получить замечания со стороны Владыки.

По жизни своей он был истинный монах, строгий подвижник. Никто не знал сколько времени от отдыхал. Келейник, уходя от него поздно вечером и приходя ранним утром, одинаково заставал его за занятиями.

Нося имя праведного Филарета Милостивого, он был его подражателем в делах милосердия. Нескончаемым потоком текла бедным его милостыня. Денег после него не осталось.

Во многих проповедях святителя чувствуется стремление его в пустыню, вдаль от многомятежных, но необходимых дел правления. Эти наклонности к уединенному подвижничеству он удовлетворил, создав близ Лавры Гефсиманский скит.

Филарет был самым усердным, горячим почитателем великого подвижника земли русской преподобного Сергия, и словами редкой силы и вдохновения рисовал в своих проповедях дивный образ основателя Свято-Троицкой Лавры.

Сильное впечатление производил вид святители. Очень небольшого роста, весь истончённый постом, он был полон какой-то духовной силы. Острого взгляда его проницательных очей никто не мог выдержать.

Православный народ чтил святителя Филарета, как тёплого молитвенника. Ещё при жизни его притекавшие к нему с верой и просившие его святых молитв получали исцеления. Также продолжаются они и по кончине его.

Незадолго до кончины святитель во сне увидел своего родителя, который сказал ему: «Береги 19 число». Исполняя сие слово, он служил 19 сентября и 19 октября, несмотря на свои немощи.

Настало 19 ноября 1867 года. В этот день с особенной бодростью он совершил Божественную литургию и тихо почил. Святитель Московский, умыв лицо и руки, встретил грядущего к нему Ангела смерти и поклонился ему до земли, давно уже готовый душевно и телесно идти вслед за ним, чтобы предстать Господу своему, которого пришествие он возлюбил от юности своей и которому он работал со страхом и трепетом до последнего часа. Кончина его была безболезненная.

Седмица.ру