Александр Васильевич Суворов

«Различай предметы истинные, сомнительные и ложные»

Переписка князя Александра Васильевича Суворова с разными особами

Выбранные для публикации письма разных лет к разным лицам дают яркое представление о личности великого полководца Александра Васильевича Суворова. Удивительно, что для многих исследователей его жизни до сих пор загадка, как мог этот человек, часто вопреки обстоятельствам, не проиграть ни одной из 63-х выпавших на его долю баталий. А не в искренней ли вере, не в соблюдении ли христианского закона истоки его побед? Даже от своих солдат и офицеров он требовал кроме воинского усердия высоких нравственных и духовных качеств: «Воину подобает быть справедливу, благочестиву», «Молись Богу — от него победа». Не случайно его письма к дочери, крестнику, адъютанту полны ненавязчивого назидания.

 

А. И. Бибикову[1]

25 ноября 1772 г. Крейцбург

Как сладостно мне воспоминать прошедшие труды! Служа августейшей моей Государыне, я стремился только к благу Отечества моего, не причиняя особенного вреда народу, среди коего я находился. Неудачи других воспламеняли меня надеждою. Доброе имя есть принадлежность каждого честного человека, но я заключал доброе имя мое в славе моего Отечества, все деяния мои клонились к его благоденствию. Никогда самолюбие, часто послушное порывам скоропреходящих страстей, не управляло моими деяниями. Я забывал себя там, где надлежало мыслить о пользе общей. Жизнь моя - суровая школа, но нравы невинные и природное великодушие облегчали мои труды: чувства мои были свободны, а сам я тверд. Теперь изнываю от праздности, привычной тем низким душам, кои живут для себя одних, ищут верховного блага в сладостной истоме и, переходя от утех к утехам, находят в конце горечь и скуку.
... Трудолюбивая душа должна всегда заниматься своим ремеслом: частое упражнение так же оживотворяет ее, как ежедневное движение укрепляет тело.

 

Письмо Павлу Николаевичу Скрипицыну[2]

 

Октябрь-ноябрь 1793 г.

Дражайший Павел Николаевич!

Посылаю тебе копию с наставления, писанного к одному из моих друзей, родившемуся в прошедшую компанию посреди знаменитых побед, одержанных его отцом, и названному при крещении моим именем. Упомянутой герой весьма смел без запальчивости; быстр без опрометчивости; деятелен без суетности; подчиняется без унижения; начальник без высокомерия; победитель без тщеславия; ласков без коварства; тверд без упрямства; скромен без притворства; основателен без педантства; приятен без легкомыслия; единоравен без примесей; расторопен без лукавства; проницателен без пронырства; искренен без панибратства; приветлив без околичностей; услужлив без корыстолюбия; решителен, убегает неизвестности. Основательное рассуждение предпочитает он остроумию; будучи врагом зависти, ненависти и мщения, низлогает своих недругов великодушием и владычествует над друзьями своею верностью. Он утомляет свое тело для того, чтобы укрепить его; стыдливость и воздержание - закон его; он живет, как велит религия, его добродетели суть добродетели великих людей. Исполненный чистосердечия, гнушается он ложью; праводушен, рушит замыслы двуличных; знается он только с добрыми людьми; честь и честность составляют его особенные качества; он любезен командиру своему и всему войску, все ему преданы и исполнены к нему доверия. В день сраженья или похода размеряет он все предлежащее, берет все нужные меры и вручает себя совершенно Промыслу Вышнего. Он никогда не отдает себя на волю случая, но напротив, покоряет себе все обстоятельства по причине прозорливости своей; он во всякий миг неутомим.

***

Июль 1793 г.

Любезный мой крестник Александр[3]!

Будь чистосердечен с друзьями, умерен в нуждах и бескорыстен в поведении. Являй искреннюю ревность к службе своему Государю, люби истину, отличай честолюбие от надменности и гордости, приучайся сызмальства прощать погрешности других и никогда не прощай их самому себе.
Обучай тщательно своих подчиненных и во всем подавай им пример. Упражняй непрестанно глас свой - только так станешь великим полководцем. Умей пользоваться положением места. Будь терпелив в трудах военных, не унывай от неудач. Умей предупреждать случайные обстоятельства быстротой. Различай предметы истинные, сомнительные и ложные. Остерегайся безвременной запальчивости. Храни в памяти имена великих мужей и подражай им с благоразумием в своих военных действиях. Неприятеля не презирай, каков бы он ни был. Старайся знать его оружие и способ, как оным действует и сражается; знай, в чем он силен и в чем слаб. Приучай себя к деятельности неутомимой, повелевай счастьем: один миг иногда доставляет победу. Счастье покоряй себе быстротою Цезаря, коий и средь бела дня умел своих неприятелей уловлять и окружать и нападал на них, когда и где хотел. Не упускай пресекать неприятелям жизненные припасы, а своему войску учись всегда доставлять пропитания вдоволь. Да возвысит тебя Господь до геройских подвигов знаменитого Карачая!

***

Просьба Графа Александра Васильевича об увольнении его в Нилову пустынь.
Всепресветлейший Державнейший Великий Монарх! Вашего Императорского Величества всеподданнейше прошу позволить мне отбыть в Нилову Новогородскую пустынь, где я намерен окончить мои краткие дни в службе Богу. Спаситель наш один безгрешен. Неумышленности моей прости, милосердный Государь. Повергаю себя к освященнейшим стопам Вашего Императорского Величества.

Всеподданнейший богомолец Божий раб

Граф Александр Суворов-Рымникский

***

ПИСЬМА А.В.СУВОРОВА
К ДОЧЕРИ НАТАЛЬЕ (СУВОРОЧКЕ)[4]

***

Кинбурн. 20 декабря 1787 г.

Любезная Наташа!

Ты меня порадовала письмом от 9 ноября. Больше порадуешь, когда на тебя наденут белое платье; и того больше, как будем жить вместе.
Будь благочестива, благонравна, почитай свою матушку Софью Ивановну[2]; или она тебя выдерет за уши да посадит за сухарик с водицею. Желаю тебе благополучно препроводить Святки; Христос Спаситель тебя соблюди Новой и многие годы! Я твоего прежнего письма не читал за недосугом; отослал к сестре Анне Васильевне. У нас все были драки сильнее, нежели вы деретесь за волосы; а как вправду потанцевали, то я с балету вышел - в боку пушечная картечь, в левой руке от пули дырочка да подо мною лошади мордочку отстрелили: насилу часов чрез восемь отпустили с театру в камеру. Я теперь только что поворотился; выездил около пятисот верст верхом, в шесть дней, а не ночью. Как же весело на Черном море, на Лимане! Везде поют лебеди, утки, кулики; по полям жаворонки, синички, лисички, а в воде стерлядки, осетры: пропасть! Прости, мой друг Наташа; я чаю, ты знаешь, что мне моя Матушка Государыня пожаловала Андреевскую ленту "За веру и верность". Целую тебя. Божье благословение с тобою.

Отец твой Александр Суворов

***

Кинбурн. 16 марта 1788 г.

Милая моя Суворочка!

Письмо твое от 31 января получил. Ты меня так утешила, что я по обычаю моему от утехи заплакал. Кто-то тебя, мой друг, учит такому красному слогу, что я завидую, чтоб ты меня не перещеголяла. Милостивой Государыне Софье Ивановне мое покорнейшее почтение! О! ай да Суворочка, как же у нас много полевого салата, птиц, жаворонков, стерлядей, воробьев, полевых цветков! Морские волны бьют в берега, как у Вас в крепости из пушек. От нас в Очакове слышно, как собачки лают, как петухи поют. Когда бы я, матушка, посмотрел теперь тебя в белом платье! Как-то ты растешь! Как увидимся, не забудь мне рассказать какую приятную историю о твоих великих мужах в древности. Поклонись от меня сестрицам. Благословение Божие тобою!

Отец твой Александр Суворов

***

Май 1790 г.

[Начало отрезано] ...Сберегай в себе природную невинность, покамест не окончится твое учение. На счет судьбы своей предай себя вполне Промыслу Всемогущего и, насколько дозволит тебе твое положение, храни неукоснительно верность Великой нашей Монархине. Я ея солдат, я умираю за мое Отечество. Чем выше возводит меня ея милость, тем слаще мне пожертвовать собою для нея. Смелым шагом приближаюсь к могиле, совесть моя не запятнана. Мне шестьдесят лет, тело мое изувечено ранами, но Господь дарует мне жизнь для блага государства. Обязан и не замедлю явиться пред Его судилище и дать за то ответ. Вот сколько разглагольствований, несравненная моя Суворочка, я было запамятовал, что я ничтожный прах и в прах обращусь. Нет, милая моя сестрица, я больше не видал Золотухина, быть может, с письмом твоим блуждает он средь морских просторов, бурных и коварных. Деньги, данные на гостинцы, ты могла бы употребить на фортепьяны, если Софья Ивановна не будет против. Да, душа моя, тебе пойти будет домой. Тогда, коли жив буду, я тебе куплю лучше с яблоками и французские конфеты. Я больше живу, голубушка сестрица, на форпостах, коли высочайшая служба не мешает, как прошлого году, а в этом еще не играли свинцовым горохом.
Прости, матушка!
Милость Спасителя нашего над тобою.

Отец твой Г. А. С. Р.

***

Начало февраля 1791 г.
Помни, что вольность в обхождении рождает пренебрежение; остерегайся сего; привыкай к естественной вежливости, избегай подруг, острых на язык: где злословие, там, глядишь, и разврат. Будь сурова и немногословна с мужчинами. А когда они станут с тобой заговаривать, отвечай на похвалы их скромным молчанием. Уповай на провидение! Оно не замедлит утвердить судьбу твою... Я за это ручаюсь. Будешь ты бывать при Дворе и, если случится, что обступят тебя старики, покажи вид, что хочешь поцеловать у них руку, но своей не давай. Эти: Князь Потемкин, И. И. Шувалов, Графы Салтыковы, старики Нарышкины, старый Князь Вяземский, также Граф Безбородко, Завадовский, гофмейстеры, старый Граф Чернышев и другие.

***

Уведомляю сим тебя, моя Наташа: Костюшка злой в руках, взяли, вот так-то наши! Яж весел и здоров, но лишь не много лих, Тобою, что презрен мной избранный жених. Когда любовь твоя велика есть к отцу, Послушай старика! дай руку молодцу; Нет, впрочем никаких не слушай, друг мой, вздоров.

Отец твой Александр Граф Рымникский-Суворов

 

Примечания

1. Александр Ильич Бибиков (1729-1774), русский государственный и военный деятель, генерал-аншеф, одно из доверенных лиц Екатерины П.
2. Павел Николаевич Скрипицын, сын Николая Федоровича Скрипицына, управляющего московским имуществом А.В.Суворова. Павел Скрипицын вырос на глазах графа Суворова, был его любимцем, а впоследствии адъютантом.
3. Александр Карачай, сын австрийского генерала Карачая, друга и товарища А.В.Суворова по Турецкой войне.
4. Наталья Александровна Суворова (1775-1844), единственная дочь А.В.Суворова, к которой он был нежно привязан всю жизнь. Отец редко имел возможность видеть любимое дитя, зато часто писал ей, иногда прямо с полей сражений.
В шестилетнем возрасте Суворочка была отдана на воспитание в Институт благородных девиц (Смольный). По окончании его Екатерина II назначила ее фрейлиной, принимая во внимание заслуги отца. Однако А.В.Суворов, оберегая дочь от соблазнов придворной среды, поселил ее у тетки. В 1794 году он, скрепя сердце, дал согласие на венчание ее с графом Николаем Александровичем Зубовым. Однако в приданое выделил значительную часть своего состояния.
В замужестве Наталья Александровна не была счастлива: муж ее не ладил со своим тестем, а в 1805 году стал активным участником заговора против Павла I. Через девять лет брака она овдовела, оставшись с шестью детьми. Когда в 1812 году Наталья Александровна Зубова проезжала с детьми через занятую французами Москву, ее задержали и препроводили для допроса к одному из генералов. Узнав, что перед ним дочь Суворова, французы тотчас отпустили ее и не препятствовали проезду в Петербург.
5. Софья Ивановна де Лафон, начальница Смольного института, куда была отдана на воспитание дочь Суворова.

Источник: Журнал "Глинские чтения"

Окна пвх в подольске цены
Окна Идеал производитель окон пвх. Доступная цена, доставка, установка
окна-эдинбург.рф