Архиепископ Полоцкий и Глубокский Феодосий

 

Светочи Божественной истины

Журнал «Русский инок»: сентябрь-декабрь 2009 г.

 

9 (22) сентября — Собор преподобных старцев Глинских


В наши дни идет процесс прославления Глинских старцев. В прошлом году к лику святых были причислены тринадцать подвижников Глинской пустыни, в марте этого года прославлены еще трое: схимитрополит Серафим (Мажуга), который долгое время окормлял паству в Тбилиси, а также схиархимандриты Андроник (Лукаш) и Серафим (Романцов). Мы можем с уверенностью сказать, что русская школа старцев дает обильные плоды на ниве духовного возрождения нации. Старчество процветало в Глинской и Оптиной пустынях, в других святых обителях. Что же такое старчество и кто такие старцы по своей духовной сути?

Для того чтобы глубже проникнуть в тайну старчества, мы должны дать его определение. Старчество — уникальное явление в религиозной жизни общества, а старцы — те люди, которым открывалась воля Божия об отдельной личности, о целом народе или государстве. Для того, чтобы раскрыть эту тему в достаточной полноте, необходимо дать ответ на вопрос: «Что есть Истина?» Это — Евангельский вопрос. Именно старцы всегда и во всем искали волю Божию. И Православие в этом плане открывает уникальные возможности. Святитель Иоанн Тобольский в своем замечательном творении «Илиотропион» объясняет, как искать и находить волю Божию каждому человеку в отдельности. Если мы вдумаемся в слова Господа нашего Иисуса Христа: «Я есмь Путь, и Истина, и Жизнь», то и в богословском, и в философском аспекте нам станет ясно, что только Бог является критерием истины, только то учение, то знание, которое от Него исходит, является первой непреложной истиной в своей полноте и всеобъемлемости. Это знание содержится в книгах Нового Завета, в учении святой Православной Церкви. Объективное знание Божественной истины определяет мировоззрение каждой личности, а мировоззрение, основанное на объективной истине, в свою очередь, дает правильную ориентацию каждому человеку во всех сферах его деятельности. Это ориентация Божественная, единственно правильная, ведущая ко благу, добру и созиданию. Она охватывает все сферы жизни личности — жизнь внутреннюю и внешнюю, жизнь семьи, жизнь коллектива, жизнь целого государства.

А что бывает, когда человек лишен причастности к объективной истине? Тогда истина становится субъективной. Она определяется образованием, воспитанием, образом жизни и многими другими факторами. Таким образом, отдельный человек или группа людей делаются последователями субъективной истины, которая часто входит в противоречие или даже во вражду с другими субъективными истинами. Отсюда — нестроения в обществе, отсюда — непримиримость, войны, ненависть, потому что нет общего знаменателя, нет причастности к единственной объективной истине, которая действует в мире, причастности к Альфе и Омеге, к Началу и Концу всего сущего в мироздании. В настоящее время большая часть нашего общества отошла от идеалов, которые насаждались в советское время, но, к сожалению, эта же часть общества не нашла исторических, традиционных духовных ориентиров, которые всегда исповедовала Россия, ее народ. Встать на истинный путь — дело не только религиозное, это дело общественно-политическое. Вспомним историю нашей страны. Один советский историк писал, что именно с Крещения Руси мы должны начать отсчет своей государственности, духовности, культуры и всего строя нашей общественной жизни. С 988 года наш народ стал приобщаться к этой Божественной объективной истине, и по мере приобщения к ней расширялась, укреплялась, развивалась мощная Российская империя. С 1917 года, в течение многих десятилетий, мы теряли духовные и материальные богатства, накопленные нашими предками. Среди народа жила тяга прикоснуться к объективной Божественной истине, которую так ярко выражает Православие, и к ее проводникам — Глинским старцам.

Глинские старцы имели большое влияние на внутреннюю жизнь нашего народа в советские времена. Сюда, в Московскую Духовную Академию, к отцу Иоанну (Маслову), Глинскому старцу, приезжали из самых отдаленных уголков Советского Союза — с Дальнего Востока, из Молдавии, Украины или Грузии, с Севера, из центральной части страны. Пообщавшись со старцем, люди говорили: «Нам этой беседы хватает на целый год, мы получаем такой запас духовной мудрости, оптимизма, что год мы живем под этим духовным воздействием». О чем спрашивали старца приезжающие люди? Конечно же, о своих личных делах, мирских, житейских: «Где провести отпуск?», «Куда отдать дочь или сына учиться?», «За кого выйти замуж?» или «На ком жениться?» Старец выслушивал вопросы, но отвечал не сразу: он у Бога вымаливал ответ. Получив этот ответ, он говорил: «Хорошо, поезжай» или: «Нечего тебе там делать». На этом беседа заканчивалась. Обращались к старцу и с вопросами государственной важности. В начале так называемой перестройки приехали к старцу люди из министерства экономики. Вопросов — масса. Ответ старца был однозначным: «Цены повышать нельзя, это повышение разрушит все до основания». Вскоре предсказания отца Иоанна стали реальностью экономической жизни России.

Вспоминаю встречи с Глинскими старцами, которые прославлены в этом году, — со схимитрополитом Серафимом (Мажугой), схиархимандритами Андроником (Лукашем) и Серафимом (Романцовым). После окончания первого курса Московской Духовной Семинарии отец Иоанн направил меня на каникулы в Тбилиси к старцам Глинской пустыни. В то время в Грузии с большим уважением относились к Глинским старцам, которые после закрытия пустыни продолжили на Грузинской земле свое служение и пастырскую деятельность. С одним из академических монахов я прибыл к схимитрополиту Серафиму, тогда еще митрополиту Зиновию. Он принял нас с большим вниманием и радушием и направил к великому старцу отцу Андронику. Около домика старца ждали своей очереди люди самого разного возраста, прибывшие из разных мест.

Каждый, кто приехал к батюшке, жаждал узнать волю Божию, объективную истину в частном вопросе или вопросе общественном. Почему они желали узнать волю Божию? Потому что понимали: все, что от Бога, все, что соответствует истине объективной, будет созидать, иметь благой исход. Поэтому они стояли часами, чтобы получить краткий ответ — «да» или «нет». Наконец, подошла наша очередь, дверь открылась, и вдруг я слышу: «О, Павел пришел». Павел — мое мирское имя. Это была наша первая встреча, старец видел меня в первый раз, однако назвал по имени. Провожая нас, старец, обращаясь ко мне, сказал: «Твоя семья — это мать и сестра». Его слова сбылись через семь лет, я принял монашеский постриг, а после переезда в Полоцк действительно моей семьей были мать и сестра. Из Тбилиси мы поехали в Сухуми, где жил схиархимандрит Серафим (Романцов). Батюшка был уже болен и прикован к постели. Но, несмотря на свою немощь, он уделил нам очень большое внимание, было много интересного в общении с этим святым человеком. Прощаясь с нами, он сказал: «Вы там, в Москве, в центре России, храните Православие». Это был его наказ.

Совсем недавно в этом зале сидел досточтимый и всеми уважаемый митрополит Рязанский и Касимовский Симон. Это был человек высокой духовной жизни и истинного благочестия, это был светоч Православия в современном мире. Однажды владыку спросили о каком-то деле, он задумался, а потом сказал: «Вот отец Иоанн (Маслов) дал бы ответ по истине, а я затрудняюсь ответить». Обратим особое внимание на этот факт. Я знал владыку Симона более тридцати лет. Когда я поступал в Семинарию, он был инспектором и преподавателем Духовных школ. Это человек, прямо скажу, святой жизни. Но старцем он не был.

Мы все должны усвоить — и те, кто только пришел к вере, и те, кто уже много лет в Церкви, что старчество не определяется длиной бороды и цветом волос, возрастом и стажем священнического служения, не определяется даже прозорливостью. Старчество — это редкий дар Божий, который дается только избранным. Относительно прозорливости скажем следующее. Приведем два примера. Приснопамятный владыка Антоний (Блюм) на страницах своего дневника писал, что однажды у него появилась прозорливость. Владыка проявил духовную мудрость и осторожность, он пал на колени перед иконой Спасителя и сказал: «Господи, если это дар от Тебя, я его принимаю, если нет, отыми его от меня». После этой молитвы у владыки Антония исчез дар прозорливости. Другой пример, близкий к нам. Здесь, в Московской Духовной Академии, имели духовную дружбу два монаха. У одного из них появилось предвидение: когда к нему приходил брат для духовной беседы и стучался в двери, помысл подсказывал ему: «Иди открывай, твой брат пришел». И однажды он сказал брату: «А я знал, что это ты стучишься», и получил спасительный ответ: «Конечно, знал, бес тебе подсказал». С тех пор прозорливость у монаха исчезла, точнее, пропали даже первые ее проблески.

Старчество — феномен, редкая способность человека, дар от Бога, находящий применение в религиозной жизни общества. Старчество — исключительное явление в Церкви. Апостол Павел говорит, что есть люди, которые обучены долгим учением в различении добра и зла. Это та святость, которая везде и всегда зрит истину Божию.

Источник: Журнал "Русский инок"