Архимандрит Лукиан

У НАС ЕСТЬ КОМУ ПОДРАЖАТЬ В ТРУДАХ

Свято-Троицкий Александро-Свирский монастырь был основан в 1506 году иноком Валаамского монастыря преподобным Александром Свирским. По преданию, он удалился в 1484 г. в Свирские леса и остановился на возвышенном месте, в сосновом бору, около двух живописных озер (в 20 км от Ладожского озера и 6 км от реки Свирь). После явления преподобному Александру Святой Троицы, когда он получил благословение на строительство храма, на этом месте и был заложен Троицкий собор. Постепенно образовалась монашеская община. Со временем обитель процветала и славилась высоким нравственным состоянием иночества. В XIX веке иноком монастыря был будущий святитель Игнатий (Брянчанинов).
В монастырь поступали большие пожертвования от царей, великих князей и московских бояр. В начале XVII в. монастырь сильно пострадал от нападений шведских и польско-литовских войск. Вскоре он был восстановлен. В 1641 г. были обретены мощи преподобного Александра Свирского. Их перенесли в храм во имя Святителя Николая, чудотворца, а затем — в Преображенский собор. В монастыре было два соборных храма — Троицкий и Преображенский. Троицкий храм был воздвигнут на месте келлий собравшейся около преподобного Александра братии в 1698 г. Преображенский собор находился недалеко от Троицкого и был построен на месте подвижнической жизни и кончины Преподобного. В Преображенском соборе, в приделе в честь святого преподобного Александра Свирского, находилась серебряная, вызолоченная рака с его мощами, которую подарил царь Михаил Феодорович. В XIX в. мощи перенесли в Троицкий собор. В монастыре были воздвигнуты и другие храмы: в честь Покрова Пресвятой Богородицы, во имя преподобного Иоанна Дамаскина, во имя святого пророка Захарии и домовый храм во имя Святителя Николая, чудотворца (в архиерейских покоях).
В 1917 г. на монастырь было совершено злодейское нападение. Настоятель и иноки были расстреляны. 21 декабря 1918 г. мощи преподобного Александра Свирского были тайно изъяты властями и отправлены в петроградскую Военно-медицинскую академию. Монастырь закрыли, превратив в психиатрическую лечебницу.
Спустя почти 80 лет, на праздник Преображения Господня 1997 года, то, что осталось от монастыря, было передано Русской Православной Церкви. Началось восстановление храмов и духовное возрождение обители.


Интервью с настоятелем Свято-Троицкого Александро-Свирского монастыря
архимандритом Лукианом (Куценко)

— Отец Лукиан, как Вы стали настоятелем Александро-Свирского монастыря?

— С начала 1990-х годов я нес послушание духовника Свято-Покровского Тервенического монастыря, который находится в Лодейнопольском районе, то есть неподалеку от Свири. Бывая в Тервеничах, всегда старался посетить Александро-Свирский монастырь и всегда сокрушался при виде того запустения, которое царило в заброшенной обители. Можно сказать, что давно желал когда-нибудь взяться за восстановление древней святыни. Но, конечно, этого желания я вслух никому не высказывал. И потому назначение меня настоятелем в Свирский монастырь в 1997 году, когда его передали Русской Православной Церкви, было неожиданным и очень радостным событием.

— Как начиналось возрождение монастыря? Расскажите об особенно знаменательных событиях первого года жизни обители.

— Мы пришли в разоренную Преображенскую часть монастыря летом 1997 года. Было нас три человека. Но сразу же активно стали помогать матушки Тервенического монастыря и прихожане питерского храма в честь святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии, из которого, в основном, вышли сестры Тервенического монастыря и наша братия. В первый год физически было очень трудно — бытовых условий никаких не было, пришлось и померзнуть, и поболеть, но зато столько утешений духовных Бог дал! Мы чувствовали, что преподобный Александр присутствует здесь, в своей обители, что он нам поможет все восстановить. Начало всякого дела всегда трудное, но и особо благодатное. Есть такое выражение «дух начала», мы его действие испытали на себе и будем всегда об этом помнить как о подарке от Бога. Тогда же мы познакомились со старожилами, с теми, кто соблюдал могилки последних свирских монахов на сельском кладбище, с теми, кто приходил молиться в уже закрытый монастырь. Это было большим утешением. И в первый год мы особенно ощутили цену дружбы человеческой — когда столько людей готовы прийти тебе на помощь, готовы поучаствовать в святом деле и, как говорится, «ради Иисуса, а не ради хлеба куса».

— Расскажите, пожалуйста, о поиске мощей преподобного Александра Свирского, по чьему почину они начались, были ли сложности на этом пути?

— Мы получили благословение правящего архиерея митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира на поиск мощей. В то время ходили разноречивые слухи о судьбе мощей преподобного Александра. Поиски были поручены кандидату биологических наук, насельнице Свято-Покровского Тервенического монастыря инокине Леониде (Сафоновой). У нее был большой опыт научной работы, а в этом деле при работе с документами в архиве требовался аналитический ум. Нужно было сопоставлять данные, которые извлекались из разных архивных источников, — что называется, «идти по следу мощей», после того как большевики в декабре 1918 года вывезли их из монастыря. Бог благословил матушкины труды — в начале 1998 года мощи преподобного Александра были обнаружены в музее Военно-медицинской академии Санкт-Петербурга. Потом более полугода проходила научная экспертиза — мощи исследовали различные специалисты. И в конце концов на 500-страничном заключении экспертов появилась резолюция тогдашнего начальника Военно-медицинской академии, в которой было сказано, что специалисты подтверждают подлинность мощей и руководство Академии готово передать их Русской Православной Церкви в ближайшее время — это было в июле 1998 года.

— Как собиралась и собирается братия монастыря? Откуда, кто они, как приходят в монастырь, почему выбирают именно этот монастырь?

— Как я уже сказал, костяк братии в первые годы составили прихожане питерского храма в честь святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии. А потом можно сказать, что сам преподобный Александр присылал к нам людей. Поэтому у нас очень хорошая братия, дружная, трудолюбивая, простая и отрытая людям. Многие просто однажды побывали в паломничестве у нас в монастыре, и Бог положил им на сердце, что это их место. Братия у нас собралась со всех концов земли Русской, а также из Эстонии, Грузии, Казахстана.

— Какими силами возрождался и возрождается монастырь кто конкретно его восстанавливал?

— Поначалу мы восстанавливали разоренные постройки только на народные копейки — в буквальном смысле этого слова, на то, что нам жертвовали простые паломники, которых в монастырь с самого начала его возрождения стало приезжать очень много. Все мы ощущаем необыкновенную помощь Божию, монастырь восстанавливается по молитвам преподобного Александра. Он, без всякого сомнения, — игумен нашего монастыря не только в прошлом, но и в настоящем и будущем! Он до сих пор строит, хозяйствует, всем руководит, а мы — просто исполнители. Скажем, понадобились нам кирпич, железо. В первые годы было так: почитаешь акафист Преподобному, попросишь помочь — и сразу же тебе Господь посылает и железо, и кирпич, и средства, и добрых помощников, и хорошую братию. Конечно, все это не с неба сваливается, а дается большими трудами — у нас есть кому подражать в трудах. Не было такого случая, чтобы преподобный Александр нам не помог в какой-то нужде.

— Какие основные этапы восстановления монастыря вы можете назвать, с чем они связаны?

— Сначала мы восстанавливали Преображенскую часть монастыря. В первую очередь — храмы. Первые два года служили в маленьком храме святых праведных Захарии и Елизаветы, потом смогли перейти в Преображенский собор. Затем последовательно восстанавливали братские корпуса, настоятельские покои. В последние годы много занимались внутренним убранством соборов и часовен. В Троицкой части монастыря к 500-летнему юбилею Свято-Троицкого Александро-Свирского монастыря (2003 год) почти полностью восстановлены все храмы. Заново отстроен храм во имя святого великомученика и целителя Пантелеймона в скиту.

— Какие проблемы еще предстоит решать настоятелю и братии?

— Мы ждем возращения монастырю всех построек Троицкой части и будем их восстанавливать. Троицкая часть монастыря до сих пор занята психиатрической больницей, эти корпуса находятся в аварийном состоянии, требуют неотложного, срочного ремонта.

— Как связана жизнь монастыря с жизнью края Северо-Запада России?

— Мы рады, что все окрестные города и поселки включили Свирский монастырь в свою культурную программу. Мы рады, когда к нам приезжают паломники. Это — заветное место в России, где Бог явился в Троице земному человеку. Я очень рад, что Господь мне судил быть настоятелем такого монастыря, потому что у нас есть сильный молитвенник и помощник, с ним очень легко. Мы будем стараться, чтобы люди, побывав возле святыни, поняли, какая здесь духовная сокровищница, чтобы возвращались отсюда в свои дома не с пустыми руками и сердцем, а наполнившись духовным богатством... Хотелось бы, чтобы и те, кто еще только идет к храму, задумались бы и вернулись православными людьми. Пускай каждый в свою меру получит благодать, которая присутствует в этом святом месте.

Интервью провела Л.А. Ильюнина,
г. Санкт-Петербург

Источник: Журнал «Пастырь»