В. М. Вальков

«Господи, оставь меня здесь навсегда!»

В Московских Духовных школах подходит к концу очередной учебный год. Это 58-й год преподавательской деятельности Константина Ефимовича Скурата — заслуженного профессора Московской Духовной академии, доктора церковной истории. Насколько позволяют судить документы, такого продолжительного стажа не имел и не имеет ни один другой преподаватель Московских Духовных школ. Несмотря на почтенный возраст, Константин Ефимович не отходит от дел.

Впервые Константин Ефимович приехал в город Преподобного Сергия совсем молодым человеком. Родился он вдалеке от Сергиева Посада — в селе на западе Белоруссии. С отличными результатами окончил Минскую Духовную семинарию. В 1951 году поступил в Московскую Духовную академию. Первая встреча с Троице-Сергиевой Лаврой настолько сильно взволновала его, что он дерзнул обратиться к Господу с неотступной просьбой.

— Такое впечатление я редко когда в своей жизни испытывал, ─ рассказывает Константин Ефимович. ─ Мы шли с вокзала вдвоем с моим бывшим однокурсником по Семинарии Николаем Николаевичем Ричко — вечная ему память! Когда вступили на горку, с которой открывается вид на Троице-Сергиеву Лавру, нашим глазам предстала такая удивительная картина, что мы от восхищения сразу же сняли головные уборы. Чувство преклонения в нас укрепилось еще больше, когда мы вошли в Успенский собор Лавры, где шло богослужение. Там у меня вырвались из глубины души слова, которые прозвучали даже не как просьба, а как дерзновенное требование. «Господи, — взмолился я, — если есть на то святая Твоя воля, оставь меня здесь навсегда!» Я почувствовал непреодолимое желание пребывать у мощей Преподобного Сергия.

— В каком качестве Вы хотели остаться в Лавре?

— В любом качестве, в любом звании. В своих молитвах я просил Господа, просил Преподобного Сергия: «Если я не поступлю в Академию, пусть я останусь в Лавре хотя бы дворником, только бы мне не покидать святой обители».
В этих словах — весь Константин Ефимович с его искренней, глубокой, трепетной, сердечной верой в Бога, с благоговением перед святыней, с поразительным смирением.
Господь услышал молитву, с которой от всей души обратился к Нему выпускник Минской Духовной семинарии. Константин Ефимович не только остался в Лавре, но и отлично сдал вступительные экзамены в Академию, на что он совсем не рассчитывал.

— О преподавательской работе Вы тогда не думали?

— Не думал. Мысли о преподавательской работе начали появляться у меня, когда я был на 4-м курсе Академии.

— Вы почувствовали склонность к преподаванию?

— Да, почувствовал склонность. Во многом благодаря тому, что педагогику у нас вел уважаемый профессор Николай Петрович Доктусов. Это был очень умный и добрый человек, отличный педагог. Каждый из нас, прослушавших его курс, должен был дать пробный урок. На мой урок последовали хорошие отзывы и от профессора, и от студентов, которые на нем присутствовали. Тогда у меня и мелькнула мысль: «А не потрудиться ли мне в качестве преподавателя?» К концу обучения эта мысль окончательно созрела. Но, конечно, решение зависело не от меня. Решал Ученый совет Академии. По воле Божией, по молитвам Преподобного Сергия получилось так, что меня оставили. В то время я уже очень хотел быть преподавателем. Разумеется, тогда я не знал, сколько пробуду в Академии.

— А вышло так, что задержались на 50 с лишним лет.

— На всю жизнь.

В разные годы своей деятельности Константин Ефимович преподавал около десятка дисциплин, что говорит о широте его познаний, был классным наставником в Семинарии, руководителем курса в Академии. Сейчас он ведет занятия по Патрологии (учение об отцах Церкви) и Катехизису (краткое изложение церковного учения в форме вопросов и ответов).
Педагогика — не единственная сфера деятельности заслуженного профессора К. Е. Скурата. Константин Ефимович — автор многочисленных трудов богословского и церковно-исторического характера. Выходит в свет многотомное собрание его сочинений. Профессор К. Е. Скурат известен и как яркий проповедник. Отдельным изданием вышел сборник его проповедей на различные церковные праздники.
Константин Ефимович пережил разные времена в истории взаимоотношений Церкви и государства. Когда он впервые приехал в Троице-Сергиеву Лавру, еще не все монастырские здания были переданы Церкви.

— Действовали Успенский и Троицкий соборы, Трапезная церковь, — вспоминает профессор. — Смоленский храм был в ведении музея. Церковь преподобных Зосимы и Савватия — тоже в ведении музея. В здании Академии располагался учительский институт, в помещении Академического храма находился клуб. Мы были свидетелями того, как по дорожке, по которой сейчас идет народ в храм, шла развлекаться городская молодежь. В аудитории Духовных школ доносились из клуба громкие звуки музыки. Студентам учительского института категорически запрещалось общаться с учащимися Семинарии и Академии. За нарушение этого запрета беспощадно исключали.

Константин Ефимович не понимает тех, кто испытывает тоску по советскому прошлому.

— Свобода тогда существовала только в тексте Конституции, — говорит он. — Люди боялись друг другу слово сказать. Больше молчали. Да и молчать надо было умеючи. А то скажут: «Почему не обличил? Почему не сообщил?» Надо благодарить Бога за то, что сегодня мы свободно можем исповедовать Бога, молиться, за то, что дети могут идти в храм, не опасаясь, что их будут прорабатывать в школе, а родителей снимут с работы.

Профессор Скурат чувствует в себе силы продолжить свою деятельность на педагогическом и научном поприще.

— Хочу набраться дерзновения и снова попросить о молитвенной помощи Преподобного Сергия. Может быть, он помолится перед Престолом Божиим о том, чтобы Господь дал мне возможность еще немножко потрудиться. Во всяком случае, я не падаю духом. У меня нет никаких мрачных мыслей. Я всегда надеялся на милость Божию и сейчас надеюсь…

Счастлив человек, проживший жизнь с Богом и не только сам проживший, но и научивший жизни с Богом сотни и тысячи духовных пастырей. И не одних духовных пастырей, но и множество мирян. Константин Ефимович вел занятия на Высших богословских курсах, открытых для всех желающих. Профессор Скурат ─ неизменный участник международных образовательных Глинских чтений, где звучат его доклады, в которых педагоги, занимающиеся духовно-нравственным воспитанием школьников и студентов, черпают мудрость и силу для продолжения своих трудов.

Счастливы и те, кто милостью Божией имел радость общения с этим необыкновенным человеком и испытал светлое чувство, которое он излучает.

В. М. Вальков