К.Е. Скурат

Святой Игнатий Богоносец, епископ Антиохийский

Святой Игнатий Богоносец, третий после апостола Петра епископ Антиохийский, пострадал при императоре Траяне. Других достоверных сведений о нем почти не сохранилось. Осужденный на мучение, святой Игнатий был отвезен в Рим, где в 107 году на арене цирка был растерзан зверями. Останки его собрали верующие и отвезли в Антиохию, где они хранились до нашествия персов, когда их увезли в Рим. Там они хранятся и ныне, в церкви святого Климента.
Путешествие святого Игнатия, связанного за Христа (Посл. к Рим., гл. 1), в Рим продолжалось довольно долго. В пути делались продолжительные остановки, во время которых к святому допускались посланники от христиан разных малоазийских городов. В это время святой Игнатий написал семь сохранившихся посланий: четыре из Смирны (к Римлянам, Ефесянам, Магнезийцам и Траллийцам) и три из Троады (к Филадельфийцам, Смирнянам и Поликарпу, епископу Смирнскому).
Послания святого Игнатия сохранились в двух, а отдельные даже в трех редакциях. В настоящее время подлинной считается «средняя» (по величине текста) редакция. Святому Игнатию приписывалось и несколько других посланий, в том числе послания к святому Иоанну Богослову и Пресвятой Деве Марии. Поскольку послания святого Игнатия не датированы и против подлинности его мученических актов имеются возражения, время составления его посланий и год смерти определяют приблизительно (от 100 года и далее).
Отдельные подробности о жизни святого Игнатия имеются у Евсевия Кеса-рийского, блаженного Иеронима, святого Иоанна Златоуста и в более поздних житиях и исторических хрониках.

Содержание посланий святого Игнатия

Все послания святого Игнатия имеют подробные надписания. Все оканчиваются обычными приветствиями, причем в посланиях, написанных из Смирны, святой Игнатий просит молитв за себя и Церковь Сирийскую, а в посланиях, написанных из Троады, по получении известия о прекращении гонений в Антиохии, просит отправить вестника в Антиохию, чтобы сорадоваться наступлению мира, а также благодарит за оказанный ему и антиохийским вестникам прием.
Прежде всего, святой Игнатий увещает верующих заботиться о единении и согласии с епископом, повиноваться ему, как Господу, и ничего не делать без него. При этом он указывает, что только в таком церковном единении возможно соединение с Богом и что отделение от епископа есть признак пагубной гордости. Второе увещание — бегать еретиков, не иудействовать, ибо Евангелие выше Ветхого Завета, и признавать истинное рождение, смерть и воскресение Христа. Ефесяне при этом восхваляются за решительное удаление от еретиков. Третье увещание — общего нравственного характера, а именно: хранить веру и любовь, являя себя христианами не на словах только, но и в делах, подражая делам Господа.

Послание к Ефесянам — самое большое из посланий святого Игнатия — содержит еще ряд мыслей, помимо указанных. Здесь, после увещания бегать еретиков, решается вопрос об отношении к внешнему языческому миру, причем рекомендуется молиться за язычников, быть смиренномудрыми и кроткими по отношению к ним и, ввиду близости кончины мира, полагать всю жизнь свою в Господе. Далее христиане приглашаются чаще собираться для богослужения. В конце послания, после общих нравственных увещаний, святой Игнатий, указав на то, что еретики, растлившие веру Божию, пойдут в неугасимый огонь и поэтому не нужно следовать за ними, увещает ефесян твердо держаться основных истин христианских (приснодевства Марии, рождения и смерти Господа), непостижимых для князя века сего, и обещает подробнее написать им о домостроительстве нашего спасения.
В Послании к святому Поликарпу дается ряд кратких наставлений относительно обязанностей и пастырской деятельности епископа, рекомендуется молитва, кротость и терпение, а также предлагаются советы относительно вдов и рабов и наставления о браке. В конце кратко изображаются обязанности христианской паствы.
Особенно характерно Послание к Римлянам. Оно служит памятником энтузиазма христианского мученичества. Боясь, чтобы римские христиане не подали за него апелляции, святой Игнатий просит их не препятствовать его мученическому подвигу, который так хорошо начался и которого он так давно желает, а напротив, молиться о даровании ему сил для совершения этого подвига. «Умоляю вас, — пишет святой Игнатий, — не оказывайте мне неблаговременной любви. Оставьте меня быть пищею зверей и посредством их достигнуть Бога... О, если бы не лишиться мне приготовленных для меня зверей! Молюсь, чтобы они с жадностью бросились на меня... Лучше мне умереть за Иисуса Христа, нежели царствовать над всею землею... Хочу быть Божиим... Моя любовь распялась и нет во мне огня, любящего вещество, но вода живая, говорящая во мне, взывает мне изнутри: «Иди к Отцу» (гл. 4-7).


Стиль святого Игнатия

Как видно из Послания к Римлянам, святой Игнатий писал свои послания в состоянии сильного воодушевления. Он горел духом в ожидании мученического венца и бесконечно рад был подражать «страданиям Бога своего» в надежде воскресения. При таком душевном настроении ему особенно больно было слышать о распространении лжеучения, которое отрицало и плоть, и страдания Христовы, и воскресение мертвых, и святейшую Евхаристию — это необходимое условие вечной жизни. Здесь он видел великую опасность для Церкви. Поэтому и стиль его отличается необыкновенной энергией и напряженностью.

Богословие

В посланиях святого Игнатия Богоносца раскрываются, главным образом, два догмата: 1) учение об истинном Божестве и истинном человечестве Господа нашего Иисуса Христа и 2) учение о Церкви и церковной иерархии. Раскрытие этих догматов вызвано было современными святому Игнатию заблуждениями: а) евионитов и гностика Керинфа и б) докетов.
I. Богословие святого Игнатия христоцентрично: Христос занимает центральное место в мыслях и чувствах святого мученика. «Его ищу, за нас умершего, Его желаю, за нас воскресшего». «Ни видимое, ни невидимое, ничто не удержит меня прийти к Иисусу Христу» (Посл. к Рим., гл. 6, § 5). Ветхий Завет в посланиях святого Игнатия (в противоположность взгляду св. Климента) решительно отступает на задний план. На слова иудаистов: «Если не найду в древних писаниях, то не верю написанному в Евангелии», — у него был дан ответ: «А для меня древнее Иисус Христос, непреложно древнее крест Его, Его смерть и воскресение, производимая Им вера, Христос — наша жизнь» (Посл. к Филад., гл. 8-9. Посл. к Смирн., гл. 4).


Христология

Христология святого Игнатия четкая. Вопреки евионитам и последователям Керинфа, он весьма ясно учит о Божестве Сына Божия, называя Его Богом нашим, Богом Святым. В возвышенном воззрении на Сына Божия святой Игнатий примыкает к христологии апостола Иоанна Богослова. Он называет Его «Словом, происшедшим не из молчания» (Посл. к Магн., гл.8) и этим, можно сказать, показывает, как древние христиане понимали таинственное наименование Сына Божия Словом: Он есть вечное Слово Божие, Которое рождается не из молчания, подобно слову человеческому, не следует по времени после молчания, но вечно. О вечности Христа святой Игнатий учит: Иисус Христос был прежде веков у Отца и наконец явился видимо. Невидимый ради нас стал видимым. Вполне естественно поэтому выступает у святого Игнатия традиционная троичная формула: «Вы истинные камни храма Отчего, уготованные в здание Бога Отца; вы возноситесь на высоту орудием Иисуса Христа, то есть крестом, посредством верви Святого Духа» (Посл. к Еф., гл. 9).
Учение о воплощении Сына Божия, вопреки заблуждениям докетов, раскрывается у святого Игнатия весьма подробно. Воплощение — это осуществление Божественного домостроительства, и выразилось оно в том, что Иисус Христос «соделался человеком совершенным» (Посл. к Смирн., гл. 4). Как это произошло? Святой Игнатий кратко отвечает: Бог наш Иисус Христос зачат был Пресвятой Марией (из племени Давидова), но от Духа Святого. Святой Игнатий решительно настаивает на истинности плоти Христовой, понимая под ней совершенное человечество: Он произошел по плоти из рода Давидова; Он «истинно родился от Девы», хотя и сохранил Ее девство в зачатии и рождении; Он истинно крестился от святого Иоанна, истинно распят был за нас пло-тию при Понтии Пилате и Ироде-тетрархе и пострадал истинно, как истинно и воскресил Себя, а не так, как говорят некоторые, — «призрачно». «Он и по воскресении Своем был и есть во плоти. И когда пришел к бывшим с Петром, то сказал им: Возьмите, осяжите Меня и посмотрите, что Я не дух бестелесный... По воскресении Он ел и пил, как имеющий плоть». Он и теперь укрепляет христиан (Посл. к Смирн., гл. 1-4).
Ясно указывая на Божество и человечество Спасителя, святой Игнатий не менее ясно утверждает неразрывное единство во Христе этих двух природ и усвояет потому предикаты человеческие Богу. Он говорит о «крови Бога», о страданиях Бога и исповедует обожествление человечества Христа, называя Его Новым Человеком. Обличая еретиков в неисцельном недуге докетизма, святой Игнатий соединяет в лице Христа предикаты человеческие и Божеские. «Для них, — пишет он, — есть только один Врач, телесный и духовный, рожденный и нерожденный, — Бог во плоти, в смерти истинная Жизнь, от Марии и от Бога, сперва подверженный, а потом не подверженный страданию, Господь наш Иисус Христос» (Посл. к Еф., гл. 7).

Христология святого Игнатия замечательная: ясно говорится о двойственности природы Богочеловека и единстве Его Лица.


Учение о домостроительстве нашего спасения

Развито у святого Игнатия и учение о домостроительстве нашего спасения. В этом учении для святого характерно то, что он понимает искупление, главным образом, как разрушение смерти и обновление вечной жизни. «Евангелие есть совершение нетления» (Посл. к Филад., гл. 9). Начало этому нетлению положено явлением Бога во плоти. В Нем наша жизнь воссияла — чрез Него и чрез Его смерть, воскресение, так что Христос облагоухал нетлением Церковь и, как Его воскресил Отец, подобным же образом воскресит и нас, «ибо без Него мы не имеем истинной жизни» (Посл. к Трал., гл. 9). Это нетление и способность воскресения сообщает верующим таинство Евхаристии, которое есть «врачев-ство бессмертия, не только предохраняющее от смерти, но и дарующее вечную жизнь во Иисусе Христе» (Посл. к Еф., гл. 20). Почему же оно имеет такую силу? А потому, что Евхаристия есть плоть Спасителя нашего Иисуса Христа, которая пострадала за наши грехи. Таким образом, по святому Игнатию, целью спасения являются воскресение и жизнь нетленная, средством к тому — Евхаристия, основой — страдания Христа. Потому он так решительно и вооружается против докетов, что они по существу отрицали страдания Христа, Евхаристию, будущее воскресение, тогда как для самого святого Игнатия надежда на воскресение составляла все, и если нет этой надежды, то не имеют смысла ни его мученичество, ни страдания апостолов. Поэтому-то он докетов считает «дикими зверями», «бешеными псами» (Посл. к Еф., гл. 7). Особенно возмущает его уклонение от Евхаристии и церковного общения с епископом.
Святой Игнатий увещает верующих избегать еретиков и даже не говорить о них, а особенно настаивает на необходимости церковного единения, причем почву для него указывает в повиновении епископам и в участии в Евхаристии. И та настойчивость, с которой он выдвигает последнее, является плодом именно сознания опасности докетической ереси, а вовсе не обусловливается новостью епископального института, будто нуждавшегося в защите, как думают протестанты.


Учение о Церкви

2. Ввиду таких задач, святой Игнатий раскрывает учение о Церкви только с тех сторон, какие прямо касались его цели — показать в церковном единении, в частности в Евхаристии, оплот против ереси докетов. Прежде всего, он выдвигает учение о кафолической Церкви.


О единоличном епископате

Далее, он первый ясно учит о единоличном епископате как представителе церковного единства. Наконец, он первый ясно различает три степени иерархии — епископскую, пресвитерскую и диаконскую — и никогда не смешивает их, как другие авторы. Святой Игнатий называет Церковь кафолической: «Где Иисус Христос, там и кафолическая Церковь» (Посл. к Смирн., гл. 8). В этих словах впервые в истории христианства встречается выражение «кафолическая Церковь». Следует здесь же заметить, что в ранней христианской литературе это выражение не обозначало географическую универсальность, а определяло «полноту» Церкви (от греч. «согласно целому»). Кафоличность Церкви может реализоваться даже в такой общине, которая состоит всего из двух человек. Все зависит от того, с какой целью они собрались. Для того чтобы собрание стало Церковью, необходимо присутствие Христа, наличие епископа — залог этого присутствия.
В посланиях святого Игнатия определенно выступает единоличный епископат, наряду с пресвитерами и диаконами. «Без них нет Церкви» (Посл. к Трал., гл. 3). Без них ничего не надо делать в Церкви. Довольно часто святой Игнатий рассматривает эти три степени как правящую часть Церкви и увещает подчиняться епископам, пресвитерам и диаконам, но еще чаще выдвигает две первых степени или одну — епископскую, с которой должно согласиться пресвитерство. «Надлежит (вам) согласоваться с мыслию епископа... и ваше знаменитое достойное Бога пресвитерство так согласно с епископом, как струны в цитре» (Посл. к Еф., гл. 4). В собственном смысле Епископом является Сам Бог: епископы поставляются по Его воле и являются Его служителями на земле; поэтому им нужно повиноваться, как Богу, как домоправителям, посланным Домовладыкой. В повиновении епископам — признак истинных христиан. «Которые Иисус Христовы, те с епископом» (Посл. к Филад., гл. 3); все должны следовать епископам, как Иисус Христос — Отцу (Посл. к Смирн., гл. 8). Кто обманывает епископа, обманывает Самого Бога. Отсюда, «прекрасное дело -знать Бога и епископа. Почитающий епископа почтен Богом; делающий что-нибудь без ведома епископа служит диаволу» (Посл. к Смирн., гл. 9). Где епископ, там и Церковь. «Без епископа никто не делай ничего, относящегося до Церкви... Непозволительно без епископа ни крестить, ни совершать вечерю любви, напротив, что одобрит он, то и Богу приятно» (Посл. к Смирн., гл. 8). Каковы функции епископа? Это: 1) пастырское душепопечение — ничего не должно быть без воли епископа (Посл. к Трал., гл. 2), он должен наставлять верующих, заботиться о вдовах, рабах, устраивать собрания и наблюдать за тем, чтобы на них являлись все; 2) учительство — епископ должен охранять верующих от ложных учений; 3) совершение таинств — лишь епископу принадлежит право совершать Крещение и Евхаристию, и тому, кому он предоставит это. Рядом с епископами святой Игнатий часто ставит пресвитеров, но говорит об их правах неопределенно. Им наравне с епископами должно повиноваться и без них ничего не делать (Посл. к Трал., гл. 2), но сами они должны быть в согласии с епископом и уважать его (Посл. к Еф., гл. 4). Пресвитеры составляют коллегию, окружающую епископа, как апостолы Господа, и его совет, решающий церковные дела. На богослужебных собраниях они занимают почетные места вокруг епископа. Им принадлежат судебные и дисциплинарные функции, они вместе с епископами принимают и кающихся. Несомненно, что они ниже епископа и Евхаристию могут совершать с его разрешения, но каковы их права, в точности сказать нельзя. Еще менее определенно святой Игнатий говорит о правах диаконов. Он относится к ним с особенной теплотой; называет постоянно «сослужителями своими», «сладчайшими», однако ставит ниже пресвитеров; если в отношении к епископу и пресвитерам святой Игнатий требует повиновения, то в отношении к диаконам -только почтения; диаконы должны удовлетворять всем и повиноваться пресвитерам. Диаконы являются «служителями таинств Иисуса Христа», а не только агап — «яств и питий», словом, они являются ближайшими помощниками епископа при совершении таинств и в делах управления, почему святой Игнатий и выражается о них с такой теплотой (Посл. к Трал., гл. 2). Взаимное отношение всех трех степеней святой Игнатий изображает, приглашая верующих взирать на епископов, как на представителей Самого Бога, на пресвитеров — как на представителей Апостолов, а на диаконов -как на слуг Церкви Божией (Посл. к Трал., гл. 2. Посл. к Смирн., гл. 8).

К.Е. Скурат,
заслуженный профессор Московской Духовной Академии,
доктор церковной истории

Источник: Журнал "Пастырь"