Митрополит Филарет (Вознесенский)

СВЯТОЙ АПОСТОЛ ФОМА

(Церковь празднует его память 6/19 октября)

В величественно трогательных чертах в Евангелии от Иоанна (20, 20-29) передается тот факт, когда воскресший Спаситель явился всем ученикам, собранным в доме при запертых дверях вместе с Фомою, усомнившимся было в Его воскресении, и позволил ему вложить руку в ребра Свои и осязать раны Свои. Не будь неверующим, но верующим, — сказал ему при этом Спаситель. Господь мой и Бог мой! — был ответ Фомы. Но еще раньше в Евангелии от Иоанна святой апостол Фома дважды выделяется от прочих учеников, а именно: когда Господь Иисус изъявил Свое намерение вместе с учениками идти в Иудею для воскрешения Лазаря, Фома сказал им: Пойдем и мы умрем с Ним (Ин.11, 16). В другой раз, когда Господь во время прощальной Своей беседы с учениками, перед Своими страданиями, сказал им: А куда Я иду, вы знаете, и путь знаете, — Фома сказал Ему: Господи! не знаем, куда идешь, и как можем знать путь? (14, 4-5). По преданию, святой апостол Фома проповедовал Евангелие в Индии и здесь претерпел мученичество.


«Доброе неверие Фомино»

Когда мы читаем в святом Евангелии те места, которые говорят о святом апостоле Фоме, мы видим, что перед нами, в лице этого апостола, человек-скептик. Например, когда Господь Иисус Христос перед воскрешением Лазаря сказал Своим апостолам: Пойдем в Иудею, то апостол Фома сказал другим апостолам: Пойдем и мы умрем с Ним.

В этих словах — сочетание, с одной стороны, безусловной любви апостольского сердца, готовой и на смерть с возлюбленным Учителем, и в то же самое время именно такое скептическое недоверие — выйдет ли что-нибудь из этого путешествия, не будет ли последствием его только смерть возлюбленного Учителя и Его учеников? Вот, Господь на Тайной Вечери, беседуя с апостолами, говорит им, что путь, куда Он идет, они знают: Куда Я иду, вы знаете, и путь знаете. Но последовал ответ апостола Фомы: Господи! не знаем, куда идешь, и как можем знать путь? Наконец, вот повествование об осязании Божественных ребр апостолом Фомой: апостол Фома, еще не видевший воскресшего Учителя, когда услышал от своих собратий-апостолов о Его воскресении, известно, как ответил: Если я не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю.

Прошла неделя. Апостол все еще поверить не может. Какой мрачной, вероятно, для него была эта тяжелая неделя! Другие апостолы ликуют и радуются, а он все не доверяет. Через семь дней Господь является ученикам, среди которых был и Фома, и сказавши им: Мир вам, говорит Фоме, перефразируя его же собственные слова, которыми он отрекался от веры: Принеси перст твой семо, виждъ руце Мои. Подай руку твою, и вложи в ребра Мои. И не будь неверующим, но верующим. Тогда из уст апостола от всего сердца вырвалось то великолепное исповедание, которому апостол Фома остался верен даже до смерти: Господь мой и Бог мой! — воскликнул апостол Фома. Всякая тень сомнения тотчас же улетучилась из его души.

Почему же Церковь называет его неверие добрым? Потому что Фома любил своего Учителя, как и все апостолы Его любили, так, что дай Господь нам одну сотую той любви, которая была в апостольских сердцах. Когда Господь умер на кресте, то для апостолов, что называется, сердце погасло в мире. Страшно и темно и холодно им стало. Они знали, Кого они потеряли. Фома не может поверить — мир для него опустел, без веры, без Учителя. Но истина Его учения о воскресении была слишком для апостолов дорога. И вот, потому Церковь и называет это неверие добрым, что в нем проявилось то, насколько апостол, рассудком не доверяя, сердцем и душою был верен своему Учителю. Так ли это в наши дни? Похожи ли на апостола Фому бывают те, которые говорят: «Я Фома неверный»? Обыкновенно их неверие от неверия апостола Фомы отстоит как восток от запада, как небо от земли.

Смотрите, как дорога была для апостола Фомы истина воскресения, истина правды святого Евангелия! А вот наше время как раз и отличается тем, что сейчас людьми все больше овладевает равнодушие к Божественной истине. Говорится много красивых слов, а в действительности — по-настоящему —

у людей к истине полное равнодушие. Такое равнодушие когда-то показал Пилат, когда Господь стоял перед ним на суде. Перед Пилатом стояла Сама Истина, а он, однако же, скептически заявил: «Что есть истина?», т.е. есть ли она? да если и есть, то далеко нам до нее, а может быть ее нет, — и с полным равнодушием отвернулся от Того, Кто возвещал ему истину, Кто был Сама Истина.

Будем же бояться такого равнодушия к истине. Господь наш Иисус Христос в Апокалипсисе нам ясно указывает на то, как страшно равнодушие к истине. Он там обращается к Ангелу, Предстоятелю Лаодикийской Церкви, и говорит: «Знаю твои дела. Ты ни холоден, ни горяч. О, если бы ты был горяч или холоден, но, так как ты ни холоден и не горяч (а тепл, ни то ни сё, не дорога тебе истина), то извергну тебя из уст Моих!» Еще резче и сильнее сказано в славянском тексте: изблевати тя имам из уст Моих, как организм выбрасывает из себя что-то решительно противное и вредящее ему.

Будем помнить, что это равнодушие к истине есть одно из главных бедствий нашего века отступления. Дорожи истиной, человек! Будь борцом за истину! Помни, как любил истину воскресения Христова — Божественную евангельскую истину — апостол Фома. Выше всего ставь истину в жизни, человек, и никогда не позволяй себе как-то уклониться от истинного пути. Конечно, все мы грешны, все мы по немощи падаем, но одно дело — падение от немощи, другое дело — равнодушие к истине, сознательный уход от нее. Да не будет этого с нами! Пусть каждый наш церковный приход, как дружная духовная семья, твердо стоит в истине и будет верной ячейкою нашей святой Русской Православной Церкви. Вероятно, вы сами обращали внимание, как много теперь нападок именно на нашу Церковь. Ни одна Церковь так не поносится сейчас. Что это значит? Это самый верный признак того, что Церковь наша стоит в истине, и поэтому вся ложь, вся неправда ополчилась на нее войной. Если бы не стояла в истине наша Церковь, никто бы ее не атаковал. Все было бы мирно и тихо. Но так как она стоит в истине и эту истину проповедует, возвещает и защищает — отсюда все нападки на нее.

Будем же это понимать и дорожить тем, что мы с вами принадлежим в святой Церкви, которая ни в чем против истины не погрешает, а содержит ее так, как повелел наш Господь Иисус Христос и святые апостолы. Аминь.

Митрополит Филарет (Вознесенский; 1903-1985)

Источник: Журнал «Пастырь»