Пастырство в истории церкви

 

«ДУХОМ ПЛАМЕНЕЛ»


9/22 сентября Русская Православная Церковь празднует день обретения и перенесения мощей святителя Феодосия, архиепископа Черниговского (1896)

Святой Феодосий, архиепископ Черниговский, по происхождению своему принадлежал к заднепровской дворянской фамилии Углицких. Отец Феодосия, по имени Никита, был священником в Малороссии, мать называлась Марией. Родители воспитывали своего сына в страхе Божием и христианском благочестии. По природе кроткий, послушный и впечатлительный, Феодосий с юных лет горел пламенной любовью к Богу и усердием к храму Божию. Получив первоначальное обучение в семье и там научившись читать и писать, Феодосий был отдан затем отцом для дальнейшего образования в Киево-Братскую Богоявленскую школу. Здесь, под влиянием и руководством благочестивых наставников, упражняясь в изучении Священного Писания и святоотеческих творений, святой стремился по ним устроить и свою жизнь; здесь он возрастал и укреплялся духом в познании истин православной веры и в подвигах благочестия. И еще здесь, во время обучения в школе, в юном Феодосии возникло стремление подражать, по мере сил, житию преподобных Антония и Феодосия и других подвижников Печерских — этих великих молитвенников и небесных покровителей древлепрестольного Киева, под благодатным осенением которых он жил и воспитывался и нетленные, прославленные мощи которых он постоянно зрел пред собою.

Вскоре же по окончании воспитания в Киево-Братской Богоявленской школе Феодосий принял монашество. И вот, в молодых летах этот истинный подвижник Христов вменяет ни во что все блага, оставляет многомятежный, суетный мир и принимает иноческий постриг в Киево-Печерской лавре с именем Феодосий, в честь великого подвижника. С этого времени начинается его строго-подвижническая жизнь. На смиренного инока обратил внимание Киевский митрополит Дионисий (Балабан) и поставил его архидиаконом Киево-Софийского собора. Но нарушаемая мирской суетой жизнь в Киеве не могла удовлетворять внутреннему влечению скромного инока к безмолвию и желанию его пребывать в постоянном молитвенном общении с Богом. Поэтому святой Феодосий, влекомый любовью к подвигам благочестия и иноческого безмолвия, вскоре оставил Киев и поселился в отдаленном, небольшом Крупицком Батуринском монастыре, издавна славившемся строгостью иноческой жизни, где был посвящен в сан иеромонаха. Но как ни скрывался образованный, благочестивый и деятельный инок от мира, он все-таки не мог остаться незамеченным со стороны высшего духовного начальства. Святой Феодосий подвизался в Крупицком монастыре недолго; он резко выделялся из среды прочей братии своей духовной мудростью и строго подвижнической, добродетельной жизнью, почему через непродолжительное время был назначен игуменом Корсунского монастыря, Киевской епархии. Новое назначение святого Феодосия удовлетворяло его внутренним влечениям. Корсунский монастырь, находившийся на острове реки Рось, вдали от мирских жилищ, в живописной местности, вполне соответствовал стремлению святого к уединению и подвигам благочестия. И сам он здесь служил высоким примером для монашествующей братии по своей благочестивой, истинно подвижнической жизни и проявил мудрую способность к управлению монастырем. Поэтому он был переведен в настоятели знаменитого Киевского Выдубицкого монастыря. Эта древняя обитель незадолго перед тем была в руках униатов и поляков-католиков и разорена ими. Большая часть иноков рассеялась, ибо никому не хотелось идти на житье в разоренную обитель; монастырские здания были в упадке, некоторые монастырские земли несправедливо захвачены у обители. Вообще монастырь нуждался и во внутреннем, и во внешнем благоустройстве, и нужно было много сил и уменья, чтобы восстановить его в прежнем виде. Но Феодосий не пал духом и, с помощью Божией, успешно исполнил свое дело и привел знаменитую древнюю обитель в прежнее благолепие и благоустройство. Но еще более достойны внимания труды этого истинного подвижника Христова по восстановлению иноческого благочиния и упорядочению внутренней жизни Выдубицкого монастыря. Ревностно исполняя обязанности иноческого звания, он служил для иноков высоким примером строгой подвижнической жизни, привлекая в свою обитель множество ищущих спасения.

Хотя вслед за тем, по слову Спасителя: в мире будете иметь скорбь (Ин 16, 33), святой Феодосий, этот верный делатель вертограда Христова из-за клеветы и зависти человеческой претерпел много несправедливых огорчений и скорбей, но его подвижническая жизнь и мудрое руководительство иноками заслужили ему всеобщее уважение. Затем он был вызван в Чернигов и определен архимандритом Черниговского Елецкого монастыря на место скончавшегося настоятеля этой обители, знаменитого Иоанникия (Голятовского).

Елецкий монастырь в то время был весьма беден и скуден, иноки терпели большую нужду в содержании. Новый настоятель деятельно принялся за устроение вверенной ему обители, и в продолжение двух-трех лет Елецкая обитель достигла благосостояния, вполне обеспечивавшего ее существование. Заботясь о внешнем благоустроении обители, святой Феодосий не менее того заботился о ее внутреннем благосостоянии, об утверждении и поддержании в ней истинно монашеской жизни. В этом отношении уже самые личные его подвиги служили высокопоучительным примером для елецкой братии в прохождении иноческой жизни.

Среди этих и иных трудов монастырских Феодосий был в то же время деятельным помощником архиепископа Лазаря в деле проповедничества и, по желанию архипастыря, заведовал еще экономическими и частью епархиальными делами его архиерейского дома. С течением времени Преосвященный Лазарь увидел, что архимандрит Феодосий (Углицкий) благоразумно и мудро ведет порученное ему дело, и вполне убедился, что он может быть ему наилучшим помощником по управлению Черниговской епархией, а потому, с согласия гетмана Малороссии, предложил ему отправиться в Москву к патриарху Адриану с просьбой определить его своим помощником. Это было в 1691 году. В Москве давно уже слышали о добродетельной жизни и духовной мудрости Феодосия, а потому патриарх охотно исполнил желание уважаемого всеми престарелого святителя Черниговского, причем уведомил об этом гетмана Малороссии своей святительской грамотой, в которой с похвалой отзывался о святом Феодосии.

Но эта помощь была недостаточна для кончающего дни свои старца-святителя. Исполненный признательности к Феодосию за ревностное участие его в управлении паствой, Преосвященный Лазарь пожелал еще при жизни своей видеть Феодосия в сане святительском, чтобы приготовить в нем достойного себе преемника. В 1692 году он с гетманом обратился в Москву с письменными прошениями к царям Иоанну и Петру Алексеевичам и к патриарху Адриану о возведении архимандрита Елецкого Феодосия (Углицкого) в сан архиепископа, причем оба они от своего имени свидетельствовали, что «пречестный архимандрит — муж благий, украшенный добродетелями монашеской жизни, которую ведет с молодых лет; опытен в управлении монастырями, исполнен страха Божия и духовной мудрости, просвещен, весьма усерден к церковному благолепию...» Ходатайство уважаемого старца-святителя было уважено, и в том же году Феодосий отправился в Москву для хиротонии. Здесь 11 сентября было совершено наречение его в епископа, а 18 сентября 1692 года он был хиротонисан в архиепископа.

Велика была радость престарелого архипастыря Черниговского Лазаря (Барановича), когда он увидел своего возлюбленного помощника в святительском сане. Но недолго судил Господь двум великим, знаменитым столпам Православия вместе стоять на страже паствы черниговской. 3 сентября 1693 года великий старец-архипастырь тихо и мирно скончался после 36-летнего управления Черниговской епархией.

Оставшись единоличным архипастырем Черниговским, святитель Феодосий с отеческой ревностью заботился о благосостоянии своей паствы, причем еще более, чем прежде, проявлял воочию всех святость жизни, искреннюю любовь к подвижничеству, христианское милосердие и любовь ко всем обращавшимся к нему. Благоустрояя дела церкви Черниговской, святитель Феодосии в самом себе являл для пасомых образец глубокой веры в Промысл Божий, усердия к молитве и церковному богослужению, кроткой снисходительности к немощам ближних и участливости к их нуждам, почему и приобрел единодушную беспритворную любовь и уважение паствы. До последних минут своей жизни он, как истинный воин и подвижник Христов, подвизался во славу святой православной веры и во благо своих ближних. Согласно словам Апостола, он духом пламенел (Рим. 12, 11) и для всех окружавших был светильник, горящий и светящий (Ин. 5, 35). Паства черниговская сознавала, что ее архипастырь, святитель Феодосии, — истинный раб Божий, верный строитель в дому Божием, страж церкви бдительный, труженик неусыпный, молитвенник и предстатель за всех пред Господом благонадежный. Особенно привлекал к себе святитель сердца всех своих судом — справедливым и милостивым и был сострадателен к беспомощным и сирым, для которых со тщанием отыскивал требуемое правдой, а также щедрой, в духе евангельском, благотворительностью и христианским милосердием. Вообще это был один из таких общественных деятелей, какие бывают только в Царстве Христовом: не высокомудрствуют, но следуют смиренным (Рим. 12, 16), успевают сделать для общего блага гораздо более, чем великие и сильные мира сего.

С самым тщательным усердием заботился святитель Феодосии об усилении в своей пастве любви к житию подвижническому, которое он так возлюбил с самых юных лет своих и высокий образец которого являл всем в себе самом. С этой целью он усердно старался не только поддерживать существовавшие ранее в его епархии монастыри, но и основывать новые иноческие обители. Так, он основал девичий так называемый Печеникский монастырь. Благословляя с любовью отца новосозидаемую обитель, святитель заповедует инокиням «добродетель смирения и всецелого послушания» своей настоятельнице как источник мира и залог его, святительского, и Божия благословения.

Много также потрудился святитель Феодосии за время своего управления Черниговской епархией и для дела Православия в Малороссии, для отпора в ней пагубному польскому униато-католическому влиянию и укреплению здесь русской народности. Немало также принес он Русскому государству пользы тем, что всегда умел, благодаря своему нравственному влиянию, красноречию и христианскому миролюбию, успокаивать своевольных украинцев и тем охранять государство от вредных и опасных волнений.

Предчувствуя свою близкую кончину, святитель вызвал к себе в Чернигов наместника Брянского Свенского монастыря иеромонаха Иоанна (Максимовича), и в середине 1695 года посвятил его в архимандрита Елецкого монастыря, которым до того времени не переставал управлять сам, готовя в новом архимандрите достойного преемника себе по кафедре. Вскоре после этого великий светильник Церкви Русской угас. Кончина святителя Феодосия последовала 5 февраля 1696 года.

Окончив чреду своего земного служения, святитель Феодосий не оставил своей паствы, возлегши нетленным своим телом в кафедральном храме, и с самых первых дней по своем преставлении не оставил своим благословением всех, прибегавших к его помощи, низводя благодать Божию в обильных чудесных исцелениях ищущим его молитвенного пред Богом предстательства. Ряд чудесных проявлений благодати Божией, явленных молитвенным предстательством святого Феодосия, открылся вскоре же после его блаженной кончины благодатным исцелением от тяжкой болезни его преемника по Черниговской кафедре, Преосвященного архиепископа Иоанна (Максимовича). Преосвященный Иоанн тяжко заболел горячкой; болезнь быстро усиливалась, явился бред. Вдруг, в самом разгаре болезни, Преосвященный призывает к себе келейника и делает распоряжение немедленно отправить в его покоях вечерню и прочесть для него служебное правило, а на утро приготовить все для его служения в храме. Окружавшие больного архипастыря подумали, что он бредит, но принуждены были уступить его настоятельному требованию и исполнить его желание. На другой день, к удивлению всех, Преосвященный, совершенно здоровый, отслужил Божественную литургию. Потом он объявил окружавшим, что накануне ему являлся святитель Феодосий и сказал: «Служи завтра — и будешь здоров». В благодарность за свое мгновенное, чудесное исцеление от тяжкой болезни Преосвященный архиепископ Иоанн (Максимович) составил в честь угодника Божия написанную по тогдашнему обычаю стихами «похвалу», в которой называет его «земным ангелом и святым». По его распоряжению над гробом святителя Феодосия была устроена в фундаменте соборного храма каменная пещера со входом в нее по витой лестнице.

Поразительное чудо исцеления Преосвященного Иоанна (Максимовича) послужило началом чествования святителя Феодосия как благодатного чудотворца и угодника Божия. С течением времени это чествование распространилось далеко за пределами Черниговской губернии, вследствие новых обильных проявлений благодати Божией от целебных мощей святителя Феодосия. Эти чудеса были тем очевиднее и разительнее, что часто сопровождались явлениями святителя Феодосия болящим во сне, причем он приказывал молиться, поститься, отслужить молебен, обещая исцеление; иногда же он при этом наставлял, вразумлял и отечески упрекал обращавшихся к нему, в чем-либо согрешивших. К концу XIX столетия имя святителя Феодосия, как великого угодника Божия, защитника от бед и напастей, избавителя от всякого злого обстояния и теплого молитвенника пред Богом, известно было по всей России, и, хотя при гробе святителя совершались лишь панихиды, но в народе ему воздавалось почитание, как бы уже прославленному святому. Почитание народом святителя Феодосия как святого, многочисленные случаи чудесного исцеления от его нетленных мощей обратили на себя внимание и гражданской власти, что и выразилось во всеподданнейшем докладе черниговского губернатора за 1889 год, а этот доклад в свою очередь обратил на себя внимание в Бозе почившего Государя Императора Александра III. Ввиду этого, Святейший Синод нашел благовременным приступить к удостоверению о нетлении тела почившего святителя и о чудесных явлениях, совершающихся при гробе его. Тело святителя, несмотря на почти 200-летнее пребывание в пещере, не отличающейся притом сухостью, оказалось нетленным; вместе с тем было обследовано надлежащим образом много случаев чудесных исцелений через молитвенное призывание святого Феодосия, засвидетельствованных под присягой самими исцеленными, их сродниками и очевидцами. Ввиду этого Святейший Синод определил — «во блаженной памяти почившего Феодосия, архиепископа Черниговского, причислить к лику святых, благодатью Божией прославленное и нетленное тело его признать святыми мощами».

Торжественное открытие мощей святителя Феодосия последовало 9 сентября 1896 года. Оно было совершено Высокопреосвященным митрополитом Киевским Иоанникием в сослужении шести архиереев и сонма архимандритов и игуменов и прочего духовенства. Мощи угодника Божия были перенесены при этом из Борисоглебского собора в Спасо-Преображенский и переложены в новый кипарисный гроб и новую драгоценную серебряную раку; здесь, под сенью со множеством лампад, они положены были на правой стороне собора. Все дни торжества прославления новоявленного угодника Божия громадное, полуторастотысячное стечение народа переполняло город, с горячими мольбами обращаясь к святителю Феодосию, испрашивая его молитв пред Богом и спеша приложиться к его святым, нетленным мощам. Торжество прославления ознаменовано было многочисленными дивными исцелениями и произвело глубокое впечатление не только на православных, но и на раскольников. Слава Богу, дивному во святых Своих!

Источник: Журнал «Пастырь»