Православная библиотека

 
Преподобный Паисий Святогорец
Слова. Том IV
Семейная жизнь
 
Материнская любовь
 
– Геронда, как-то раз Вы сказали нам, что от любви человек растёт, зреет.
 
– Просто любить кого-то – это ещё мало. Надо любить человека больше, чем себя самого. Мать любит своих детей больше, чем себя. Для того чтобы накормить детей, она остается голодной. Однако радость, которую испытывает она, больше той радости, которую испытывают её дети. Малыши питаются плотски, а мать – духовно. Они испытывают чувственный вкус пищи, тогда как она радуется духовным радованием.
 
Иная девушка до замужества может спать до десяти часов утра и при этом ещё рассчитывать на то, что мать подогреет ей молоко для завтрака. Сделать какую-нибудь работу такой девушке лень. Она хочет жить на всём готовеньком. Хочет, чтобы все её обслуживали. К матери у неё претензии, к отцу претензии, а сама наслаждается бездельем. Несмотря на то что в её [женской] природе есть любовь, она не развивается, потому что не переставая принимает помощь и благословение от матери, от отца, от братьев и сестёр. Однако, став матерью сама, она начинает походить на самозаряжающееся устройство, которое чем больше напрягается в работе, тем больше заряжается – потому что в ней не переставая работает любовь. Раньше, дотронувшись до чего-нибудь грязного, она испытывала чувство брезгливости и тщательно мыла руки с душистым мылом. А сейчас, когда её младенец наложит в штанишки и их надо отстирывать, она испытывает такое чувство, словно берёт в руки мармеладные конфеты! Брезгливости она не испытывает. Раньше, когда её будили, она громко выражала недовольство тем, что её побеспокоили. Сейчас, когда её ребёнок плачет, она не спит всю ночь, и ей это не трудно. Она заботится о своём младенце и радуется. Почему? Потому что она перестала быть ребёнком. Она стала матерью, и у неё появились жертвенность, любовь.
 
Надо сказать и о том, что мать достигает большей любви и жертвенности, чем отец, поскольку отцу не представляется столько благоприятных возможностей приносить себя в жертву. Мать мучается с детьми, возится с ними больше, чем отец, но одновременно она «подзаряжается» от детей, отдаёт им всю себя. А отец и не мучается с детьми так много, как мать, но и не «подзаряжается» от них, поэтому его любовь не столь велика, сколь любовь материнская.
 
Сколько же матерей приходят ко мне в слезах и просят: «Помолись, отче, за моего ребёнка». Знаете, как они переживают! От немногих мужчин можно услышать: «Помолись, мой ребёнок сбился с пути». Да вот и сегодня приходила одна мать с восемью детьми. С каким же трепетом эта бедняжка подталкивала своих малышей вперёд и выстраивала их в рядочек, чтобы все они могли взять благословение. Увидеть отца, ведущего себя подобным образом, – большая редкость. И Россия удержалась благодаря матерям. Отцовское объятие – если в нём нет Благодати Божией – сухо. А объятие материнское – даже без Бога – имеет в себе молоко. Ребёнок любит своего отца и уважает его. Но и эта любовь к отцу увеличивается от нежности и тепла материнской любви.
 
Материнская выносливость
 
– Геронда, святитель Нектарий Эгинский в одном из писем к монахиням призывает их не забывать, что они женщины, и подражать преподобным женам, а не преподобным мужам25. Почему Святитель так говорит? Может быть, потому, что женщинам не хватает выносливости?
 
– Кому? Эта женщинам-то не хватает выносливости? Да я просто диву даюсь, какая у них выносливость! Они ведь семижильные! Тело женщины может быть более слабым, чем мужское, но у неё есть [сильное] сердце, и, работая им, она имеет такую выносливость, которая превосходит мужскую силу. Да, у мужчины есть телесные силы, но сердца, которое есть у женщины, у него нет. Как-то я наблюдал за одной кошкой, которая пришла ко мне в каливу со своими котятами. Тощая-претощая, рёбра можно было пересчитать. Однажды ко мне во двор забежала большая охотничья собака. Курд – так звали кота – задал стрекача, а кошка изготовилась к бою, выгнулась дугой, приняла угрожающую позу и была готова наброситься на пса. Я только диву дался: откуда у неё взялось столько смелости! Видишь: она защищала своих котят.
 
Мать страдает, выбивается из сил, но ни боли, ни усталости при этом не испытывает. Она принуждает себя [к работе], но, любя детей, любя свой дом, всё делает с радостью. Человек, который целыми днями лежит на боку, устаёт больше, чем она. Помню, когда мы были маленькими, наша мать должна была носить воду издалека, а ещё готовить, печь хлеб, стирать одежду, да к тому же работать в поле. При этом еще и мы – дети – не давали ей покоя: когда мы ссорились между собой, к её многочисленным делам и хлопотам прибавлялись ещё и судейские обязанности! Однако она говорила: «Это мой долг. Я обязана делать всё это и не роптать». Она вкладывала в эти слова добрый смысл. Она любила дом, любила своих детей и от дел и забот не выбивалась из сил. Она всё делала с сердцем, с радостью.
 
И чем больше проходит лет, тем сильнее мать любит дом. Её годы уже не те, что раньше, однако, несмотря на это, она жертвует собой всё больше и больше, чтобы и внучат вырастить. У неё остается всё меньше сил, однако она совершает все свои обязанности от сердца, и её силы превосходят даже силы её мужа, и те силы, которые сама она имела в молодости.
 
– Знаете, Геронда, женщины и в болезни отличаются большим хладнокровием, чем мужчины.
 
– Знаешь, в чём тут дело? Мать многократно сталкивалась с тем, что заболевал её собственный ребёнок. И поэтому она знает, что такое болезнь вообще, у неё богатый опыт в этом отношении. Она помнит, сколько раз у её малыша поднималась температура и сколько раз она опускалась. Она видела разные сцены: например, как задыхавшийся или терявший сознание ребёнок, стоило его немножко похлопать по щекам, приходил в себя. Мужчина всего этого не видит, и такого опыта у него нет. Поэтому, узнав, что у ребёнка поднялась температура или он побледнел, мужчина впадает в панику и начинает нервничать: «Ребёнок погибает! Что же нам теперь делать? А ну-ка, бегом звонить врачу!»
 
Работающая мать
 
– Геронда, если женщина работает – это правильно?
 
– А что муж говорит по этому поводу?
 
– Он оставляет это на её выбор.
 
– Женщине не просто оставить свою работу и посвятить себя детям, если она получила образование до замужества. А вот женщина, образования не получившая, работающая на какой-то простой работе, может оставить её без затруднений.
 
– Геронда, я думаю, если женщина не имеет детей, то работа ей на пользу.
 
– Что же, по-твоему получается, если у неё нет детей, то она обязательно должна заниматься профессиональным трудом? Ведь есть так много других дел, которыми она может заниматься. Конечно, если у неё дети, то лучше ей сидеть дома. Ведь в противном случае как она сможет им помочь?
 
– Геронда, многие женщины говорят, что они вынуждены работать, потому что не сводят концы с концами
 
– Они не сводят концы с концами, потому что хотят иметь телевизор, видеомагнитофон, личный автомобиль и тому подобное. Поэтому они должны работать, а результатом этого бывает то, что они не радеют о собственных детях и теряют их. Если трудится только отец и семья довольствуется малым, то такой проблемы не существует. А оттого, что работает и муж, и жена – якобы потому, что им не хватает денег, – семья распыляется и теряет свой действительный смысл. И что после этого остается делать детям? Если бы матери жили более просто, то и сами они не выбивались бы из сил, и дети их были бы радостными. Один человек знал семь иностранных языков, а его жена предпринимала страшные усилия, чтобы выучить четыре. А ещё она давала частные уроки и для того, чтобы быть в рабочей форме, жила на таблетках. Дети этой четы родились здоровыми, а выросли душевнобольными. Потом они стали прибегать к «помощи» психоаналитиков... Поэтому я советую матерям упростить свою жизнь, чтобы быть в состоянии больше заниматься детьми, которые в них нуждаются. Другое дело, если у матери дома есть какое-то дело, на которое она может переключаться, когда устаёт от забот с детьми. Сидя дома, мать может следить за детьми и заниматься каким-то другим делом. Это помогает семье избежать многих расстройств.
 
Сегодня дети «голодают» от недостатка материнской любви. Но даже родной материнский язык они не выучивают, потому что целые дни мать проводит на работе, а детей оставляет под надзором чужих – часто инородных – женщин. Дети из сиротского приюта, где среди воспитательниц окажется давшая обет безбрачия женщина из христианского сестричества, проявляющая к ним хоть немного нежности, находятся в положении в тысячу раз лучшем, чем те дети, чьи родители бросают их на попечение женщинам, получающим за это деньги! А знаете, к чему все это приводит? К тому, что если у ребёнка нет одной мамы, то у него есть целая куча нянек!
 
Домашнее хозяйство и духовная жизнь матери
 
– Геронда, как домашняя хозяйка может упорядочить свои дела и заботы, чтобы иметь время и для молитвы? Какое соотношение должно быть между работой и молитвой?
 
– Женщины обычно не имеют меры в делах. Им хочется прибавлять к своим делам и заботам всё новые и новые. Имея много сердца, женщины могли бы очень успешно вести «домашнее хозяйство» своей души, но вместо этого они растрачивают сердце по пустякам. Представьте, что у нас есть, например, бокал, украшенный красивыми узорами, полосками и тому подобным. Если бы он не был украшен этими полосками, это не мешало бы ему служить своему предназначению. Однако женщины приходят в магазин и начинают объяснять продавцу: «Нет-нет, мне нужно, чтобы полоски были вот досюда и нарисованы не так, а вот как». Ну а уж если там нарисован цветочек, то их сердце начинает просто ликовать! Таким образом, женщина растрачивает весь свой потенциал. Редко встретишь мужчину, который обращал бы внимание на подобные вещи. Будь, к примеру, его настольная лампа коричневой или черной – мужчина этого даже не заметит. А женщина [наоборот] – она хочет чего-то красивого, она радуется, отдаёт этому красивому кусочек своего сердца. Другому «красивому» она отдает другой кусочек, но что потом остаётся для Христа? Зевота и усталость во время молитвы. Чем больше женское сердце удаляется от красивых вещей, тем больше оно приближается ко Христу. А если сердце отдано Христу, то оно обладает великой силой! На днях я встретился с женщиной, всецело вверившей себя Богу. Было видно, как в ней горит некое сладкое пламя! За любое дело она берётся горячо. Раньше эта женщина была совершенно мирским человеком, но по-доброму расположена, и в какой-то момент в её душу запала искра. Все свои золотые украшения и роскошные одежды она выбросила. Сейчас она живёт с удивительной простотой! Подвизается, совершает над собой духовную работу. Какой жертвенностью исполнены её поступки! Она стала «ревновать», «завидовать» святым – в добром смысле этого слова. Знаете, сколько чёток она протягивает в молитве, такие совершает посты, сколько времени отдаёт чтению псалтыри!.. Удивительное дело! Подвижничество стало сейчас её пищей.
 
– Геронда, одна мать сказала мне: «Я телесно слаба и очень устаю. Ни дел своих не успеваю сделать, ни времени для молитвы у меня не остаётся».
 
– Для того чтобы оставалось время для молитвы, она должна упростить свою жизнь. С помощью простоты мать может очень преуспеть. Мать имеет право сказать «я устаю», если она упростила свою жизнь, а много трудится лишь потому, что имеет много детей. Однако, если она теряет своё время, стараясь, чтобы её дом произвел впечатление на чужих людей, что тут скажешь? Некоторые матери, желая, чтобы каждая вещь в их доме красиво лежала на своём месте, притесняют, душат своих малышей тем, что не позволяют им сдвинуть с места стул или подушку. Они заставляют детей жить по законам казарменной дисциплины, и таким образом дети, родившись нормальными, вырастают, к несчастью, уже не вполне нормальными. Если неглупый человек увидит, что в многодетном доме каждая вещь лежит на своём месте, то он придёт к выводу, что здесь либо дети умственно отсталые, либо мать, отличаясь жестокостью и деспотизмом, принуждает их к военной дисциплине. В последнем случае в душе детей живет страх, и от этого страха они ведут себя дисциплинированно. Как-то раз я оказался в доме, где было много детей. Как же радовали меня малыши своими детскими шалостями, которые разрушали мирской чин, гласящий: «каждая вещь на своем месте». Этот «чин» есть величайшее бесчинство, весьма отнимающее силы у современного человека.
 
В прежние времена не было духовных книг, и матери не могли занять себя, помочь себе чтением. Сейчас издано огромное количество святоотеческих книг, многие из них переведены на современный язык, но, к сожалению, большинство матерей [проходят мимо всего этого богатства и] занимают своё время глупостями или же [постоянно] работают, чтобы свести концы с концами.
 
Вместо того чтобы скрупулезно и схоластично заниматься домашним хозяйством – вещами бездушными – матери лучше заняться воспитанием детей. Пусть она говорит им о Христе, читает им Жития Святых. Одновременно она должна заниматься и вычищением своей души – чтобы и она духовно сияла. Духовная жизнь матери незаметно, бесшумно поможет и душам её детей. Таким образом, её дети будут жить радостно и сама она будет счастлива, потому что в себе она будет иметь Христа. Если мать не может выбрать время даже на то, чтобы прочитать «Святый Боже», то как освятятся её дети?
 
– Геронда, как быть, если мать имеет и много детей, и много работы?
 
– Но разве она не может, выполняя дела по дому, одновременно молиться? Меня к Иисусовой молитве приучила мать. Когда мы, будучи детьми, совершали какую-нибудь шалость и она была готова рассердиться, то я слышал, как она начинала вслух молиться: «Господи, Иисусе Христе, помилуй мя». Сажая в печь хлеб, мать произносила: «Во имя Христа и Пресвятой Богородицы». Замешивая тесто и готовя пищу, она тоже постоянно произносила Иисусову молитву. Так освящалась она сама, освящались хлеб и пища, которые она готовила, освящались и те, кто их вкушал.
 
У скольких же матерей, имевших святую жизнь, дети тоже были освящены! Взять для примера мать Старца Хаджи-Георгия. Подвижническим было даже молоко этой благословенной матери, питавшей младенца Гавриила – так звали Старца Хаджи-Георгия в миру. Эта женщина родила двух детей, а после они жили со своим супругом в девстве, любя друг друга как брат и сестра. Мать Хаджи-Георгия с детства отличалась подвижническим духом, потому что её сестра была монахиней, подвижницей. Свою сестру-монахиню она часто посещала и уже будучи замужем, приезжала к ней вместе со своими детьми. Отец Гавриила тоже был человеком благоговейным. Он занимался торговлей и поэтому большую часть времени проводил в путешествиях. Это давало его матери благоприятную возможность жить просто, не заботясь и не суетясь о многом (Лк. 10, 41), брать своего сына с собой и ходить вместе с другими женщинами на всенощные бдения, которые совершались иногда в пещерах, а иногда в разных часовнях. Поэтому впоследствии её сын достиг такой меры святости26.
 
Благоговение матери имеет великое значение. Если у матери есть смирение, есть страх Божий, то всё в доме идет как нужно. Я знаком с молодыми матерями, лица которых сияют, несмотря на то что ниоткуда эти женщины не получают помощи. Общаясь с детьми, я понимаю, в каком состоянии находятся их матери.