Православная библиотека

 
Святитель Филарет Московский 
Беседа в день Вознесения Господня и обретения мощей Святителя Алексия.
 
Говорена в Чудове монастыре 1854 года мая 20 числа; напечатана в Твор. Св. От. 1854 г. и в собр. 1861 г.
 
Никто из живущих в теле не видал воскресения Христова в то тайное мгновение ночи или глубокаго утра, когда оное совершилось. Так было, может быть, по самому свойству сего действия, в котором и видимое Христово тело, преобразуясь в духовное и прославленное, выступало за пределы мира видимаго. Но притом, так устроено было, вероятно, и потому, что еще не созрела вера для сего высокаго созерцания: ибо явление небесное и Божественное для приготовленнаго к нему верою, чистотою, боголюбием, смирением есть свет просвещающий и животворящий, а для неприготовленнаго и неочищеннаго есть молния поражающая. Так устроено было, вероятно, и для того, чтобы дать место возвышенному подвигу веры и высшему за него воздаянию, по суду Христову: блажени не видевшии и веровавше (Иоан. XX. 29).
 
Напротив того, вознесение Господне многие собственными очами видели, когда оно совершалось. Так было, конечно, потому, что теперь уже созрела вера многих для сего Божественнаго созерцания. Так было конечно и для того, чтобы и немощным в вере, каким в день воскресения Христова виден был Фома, дать подкрепление очевидным удостоверением.
 
Святый Евангелист Лука свидетельствует, что Господа воскресшаго, – кажется, и возносящагося, – видели не одни одиннадцать Апостолов, но и другие, иже бяху с ними (Лук. XXIV. 33. 50).
 
Если сам Господь благоизволил, чтобы так доступно было Его божественное зрелище: подвигнем и мы нашу мысль в след очевидцам онаго, дабы, по возможности, ближе и яснее видеть то, на что небеса смотрели с таким же удивлением, как и земля. Путем да будет нам Евангельское повествование, и путеводителем святый Евангелист Лука.
 
Он пишет: извед их вон до Вифании. То-есть, в четыредесятый из дней, в продолжение которых воскресший Господь являлся Апостолам, и глаголал яже о царствии Божии, Он явился им в Иерусалиме; потом, предшествуя им, вел их по улицам города, и вышел из него вратами, чрез которыя лежал путь к горе Елеонской.
 
Что же Иерусалим? Видел ли он в сие время Распятаго Воскресшаго, и в ожесточении своем не верил глазам своим? Или видел Его, но, за неверие, неудостоен был узнать Его, как некогда и с верующими, но колеблемыми сомнением, навремя случилось на пути в Эммаус? Или, в ослеплении неверия, совсем не видал Того, Котораго верующие в тоже время видели, слышали и осязали? Так или иначе, во всяком случае какое страшное ослепление! Какая жалкая участь! Христос является среди христоубийственнаго города еще не как Судия, но как Спаситель; Он готов внять покаянию и помиловать: но самоосужденный город не разумевает времене посещения своего (Лук. XIX. 44), и Спаситель проходит по его стогнам, и выходит из его врат только для того, чтобы очевидно исполнить Свое предварительное слово: се оставляется вам дом ваш пуст (Матф. XXIII. 38).
 
Братия! Да страшимся неверия. Берегитесь невнимательности к благодатным Божиим посещениям, которая может наконец обратиться в бедственное ослепление. Может быть, скажут: к чему сии подозрения и опасения? Разве мы иудеи? К какому благодатному посещению были мы невнимательны? – Правда, мы не ветхозаконные иудеи; по благодати Божией, мы новый израиль. Но мы знаем, что древний израиль, по вере и благодати избранный, за неверие после веры, за грехи после Закона, то более частные, то более общественные, неоднократно был исправительно наказан, и наконец, как непринявший исправления, отвержен: кто сказал нам, что новому израилю не может угрожать ничто подобное? Благодатныя же посещения не так редки, как некоторым кажется. Когда вы слышите в церкви чтение Евангелия: тогда не проходит ли Христос спаситель пред вами? не беседует ли с вами? не чудодействует ли пред вами? И если после сего некоторые выходят из церкви так, как бы ничего такого не видали и не слыхали; продолжают жить по своим страстям и чувственным желаниям, как будто Христос, и Его учение, и Его пример принадлежат к иному миру, а не к тому, в котором они живут: то такие люди не походят ли на оных иерусалимлян, мимо которых прошел Христос, непостигнутый их вниманием и верою, и оставил им дом их пуст? И кто знает, долго ли еще Он, по милосердию Своему, восхощет сих невнимательных и непослушных благодати Его детей новаго Иерусалима, собирать, якоже кокош собирает птенцы своя под криле (Матф. XXIII. 37), и удержится ли от суднаго слова: се оставляется вам дом ваш пуст.
 
Возвратимся к Евангелисту, и последуем за ним далее. Извед же их вон до Вифании, и воздвиг руце Свои и благослови их.
 
Воскресший Господь являлся ученикам Своим не только в Иерусалиме, но и на пути в Эммаус, и в Галилее на горе, и на берегу озера Тивериадскаго: почему же наконец Он явился им не прямо на месте, которое избрал для Своего вознесения, но в Иерусалиме и вывел их из него вон? Нет сомнения, что как всякое действие Божественной мудрости Его, так и сие исполнено глубокаго знаменования. Это значит, что благодать отступает от ветхаго Иерусалима, который обетованнаго ему Христа, во Своя пришедшаго, не принял (Иоан. I. 11), излиянную для спасения мира кровь Его сам на себя принял к своему осуждению, своим неверием и христоубийством сам себе приготовил оставление и разрушение. И как Пришедший не погубить души человеков, но спасти из среды погибающих, начал уже избирать Себе спасаемых, взял из ветхаго града лучшие камни, и художеством небеснаго архитектонства – словом истины и спасения, очистил и приготовил их для новаго здания: то, дабы показать, что Он не ветхому, отжившему служит, не к ветхой ризе новый плат приставляет, не в ветхие мехи вино новое вливает, а устрояет новую ризу спасения, новые сосуды благодати, новый живый град небеснаго царствия на земли, Он несет избранные Им живые камни из ветхаго града на свободное, чистое, высокое место, дабы здесь благословить новосозидаемую Церковь Свою, подобно как некогда благословил Свое новое райское творение. Извед их вон до Вифании, и воздвиг руце Свои, и благослови их. Воздвиг руце на небо, и простер их на благословляемых, в знамение, что преподает благословение небесное и пренебесное, и так обширное, как далеко досязают Его руце, в которых вси концы земли (Псал. XCIV. 4). Какими словами благословил? – Сего не написал святый Лука: но веруем, что то был поток Божественной благодати, жизни и силы, который не только исполнил предстоявшие сосуды, но простерся и простирается и на всю Церковь Христову до последняго истиннаго христианина пред вторым пришествием Христовым. Более, нежели вероятно, что к сему благословлению принадлежат преданныя святым Матфеем слова Христовы: се Аз с вами есмь во вся дни до скончания века (Матф. XXVIII. 20).
 
И бысть, егда благословляше их, отступи от них, и возношашеся на небо. Приметьте, что Евангелист не говорит: егда благослови, когда окончил благословение: но егда благословляше, когда еще продолжал благословлять. Какой чудный образ действия! Господь благословляет, и еще не оканчивает благословения, а продолжает благословлять, и между-тем возносится на небо. Что это значит? То, что Он не хощет прекратить Своего благословения; но продолжает без конца благословлять Свою Церковь и всех верующих в Него. Помыслим, братия, что, аще веруем, и ныне, и над нами простерты руце Его, и взор Его, и благословение Его. Какая радость для любящих его! Какой стыд и страх для тех, которые в суете мирской забывают Его!
 
Предел, от котораго начинается вознесение Господа, есть гора Елеонская. Почему она избрана для сего, а не иное место? – Можно думать, потому, что и прежде она была у Него избранным местом, которое освятил Он многократным Своим пребыванием и молением, особенно же потому, что здесь начались Его спасительныя для нас страдания, равною смерти скорбию душевною, и многотрудною молитвою, простертою до произлияния кроваваго пота. Обратив место начавшихся страданий в место совершившагося прославления, Он чрез сие ознаменовал то, что Его страдания и прославление составляют один стройный состав спасительнаго для нас домостроительства Божия, одну златую цепь, выработанную в горниле премудрости Божией, для возвлечения на небо падшаго из рая человечества.
 
Христианин! Если судьба приведет и тебя, в нощи темных и смутных обстоятельств, на место скорби и туги: старайся усмотреть здесь некий след пути Христова. Если Он, безвинный, за наши вины, соизволил перенести скорбь и тугу смертную: ты ли не покоришься понести без сравнения меньшую скорбь, без сомнения, за некия вины твои пред Богом, хотя, может быть, и безвинно пред человеками? Последуя, хотя издалеча, Христу, молись молитвою крепкою и в волю Божию преданною; и надейся, что не в дали от твоей скорби явится твое спасение, если только удержишься на пути Христовом, – на пути непорочности и преданнаго Богу терпения. Претерпевый до конца той спасен будет (Марк. XIII. 13).
 
А где предел, до котораго простирается вознесение Господа? Если возможен для слова человеческаго некоторый на сие ответ: то его можно найдти в сем изречении Апостола: сшедый Той есть и возшедый превыше всех небес, да исполнит всяческая (Ефес. IV. 10). Присоединим к сему слово Евангелиста, что вознесшийся Господь седе одесную Бога (Мар. XVI. 19); при чем слышащий не должен представлять в уме ничего телеснаго и чувственнаго. Ты слышишь иногда, что человек говорит о другом человеке: он моя правая рука, и не думаешь, чтобы человек сделался рукою, а разумеешь сие так, что он близок к другому, подобно как его собственная рука, и по воле его превосходно действует, подобно как правая рука превосходно действует в сравнении с левою. Кольми паче не должен ты прилагать телесных понятий к Безтелесному, и ограничивать местом Невместимаго и Вездесущаго. Слыша, что Христос седит одесную Бога Отца, помышляй, что он имеет единую со Отцем вседержительную власть, единую с Ним славу, единое царственное промышление о всем мире, и особенно о Церкви спасаемых. Вообще, не устремляй дерзновенно полета испытующей мысли в сию безмерную высоту: там свет неприступный (1 Тим. VI. 16). Если пред сотворенным светом видимаго солнца изнемогает твое око: как не изнеможет неочищенное от брения око ума твоего пред светом вечнаго Солнца духов, пред Которым и высшие из Ангелов закрывают лица? И Апостольские взоры недалеко могли следовать за возносившимся Господом: облак подъял Его, и скрыл от них. И как они в сие время поклонишася Ему: так и ты, после скромнаго взора веры на небо, пади, сын праха, смиренно в прах, и неизреченное величие почти безмолвным благоговением.
 
Неожиданным показаться может засвидетельствованное Евангелистом действие вознесения Господня на Апостолов: возвратишася в Иерусалим с радостию великою. Можно бы подумать, что они будут очень опечалены разлучением с своим Божественным Учителем и Спасителем: но они очень радуются. Почему это? Радуются потому, что теперь совершенна вера их, и отверзст ум их к разумению таин Христовых: они веруют и знают, что Христос, как воскресением Своим сокрушил двери ада, и открыл верующим исход из него, так вознесением Своим отверзает двери неба, и открывает верующим вход в него. Радуются потому, что совершенна их любовь: сладостно для них то, что возлюбленный Спаситель восходит на небо в блаженство и славу, хотя сами они остаются на земли для подвигов и страданий. Радуются потому, что совершенна их надежда; они чают и предчувствуют, что вознесшийся Господь, по обещанию Своему, вскоре послет им инаго утешителя, Святаго Духа; и что, наконец, по предвестию Ангельскому, сей Иисус вознесыйся на небо, такожде приидет (Деян. I. 11); и приидет для того, чтобы исполнить Свое другое обещание: паки прииду и поиму вы к Себе (Иоан. XIV. 3).
 
О блаженные прежде небеснаго блаженства! Но если, братия, вожделенно и нам подобное блаженство; да ведаем, что в нем не отказано и нам. Послушайте, что говорит Апостол Петр вообще о верующих во Христа и любящих Его: Егоже не видевше любите, и на Негоже ныне не зряще, верующе же, радуетеся радостию неизглаголанною и прославленною (1 Петр. I. 8). Итак, храните живую веру во Христа, возгревайте в себе к Нему любовь, утверждайтесь в надежде на Него: и вы, по мере верности в сем подвиге, еще на земли будете радоваться радостию неизглаголанною и прославленною.
 
Наконец, не оставим без внимания, но примем к нашему наставлению и к подражанию то, каким образом Апостолы сохраняли и питали благодатное чувство, дарованное им в вознесении Господнем. Они бяху выну в церкви, хваляще и благословяще Бога. Наследники неба! Для чего так много скитаются по земле наши помыслы и желания? Да собираем их в преддверие неба; да будем выну в церкви, неразлучным соединением с нею в вере, прилежным общением в ея молитвах и таинствах, деятельным послушанием ея уставам и учению жизни. Сей есть и нам путь к небу, и нет инаго.
 
Настави нас Господи на путь Твой, и да ходим выну во истине Твоей (Псал. LXXV. 11), предводящу нас молитвами своими безсмертному пастырю нашему Святителю Алексию. Аминь.