Православная библиотека

 
Священномученик Киприан Карфагенский
Книга о благотворении и милостынях
 
Многоразличны и велики, возлюбленнейшие братья, те Божественные благодеяния, которыми устрояла и постоянно устрояет спасение наше щедрая и богатая милость Бога-Отца и Христа; именно для нашего спасения и оживотворения Отец послал Сына Своего, чтобы тот восстановил нас: Сын благоволил принять на Себя посольство и соделаться Сыном человеческим, чтобы соделать нас чадами Божиими, – уничижил Себя, чтобы воздвигнуть прежде падших людей, – был язвлен, чтобы уврачевать наши язвы, – был рабом, чтобы рабствующих вывести на свободу, – подъял смерть, чтобы смертным даровать бессмертие. Таковы великие и многоразличные дары Божественного милосердия. Но каково еще промышление, и сколько еще милости в том спасительном попечении о нас, которое заботится о полном сохранении уже искупленного человека! В самом деле, когда Господь, пришедший на землю, уврачевал те язвы, которые носил Адам, и уничтожил яд древнего змия: то Он дал исцеленному закон и заповедал более не грешить, чтобы не случилось с согрешающим чего-либо худшего (Ин. 5, 14), и таковым предписанием касательно невинности мы были ограничены и крайне стеснены, так, что слабости и немощи бренного естества человеческого нечем было бы и поддержать нас, если бы Божественная любовь, снова пришедши на помощь и указавши на дела правды и милосердия, не открыла в них некоторого средства к сохранению спасения, научив посредством милостыни омывать те скверны, которыми мы запятнали себя впоследствии. Дух Святой говорит в Божественном Писании: «милостынями и верами очищаются греси» (Притч. 15, 27), – не те, впрочем, которые были соделаны прежде (крещения); те очищаются Кровию Христовою и освящением. И в другом месте говорится: «огнь горящь угасит вода, и милостыня очистит грехи» (Сир. 3, 30). Здесь показывается и утверждается, как водою спасительного крещения погашается огнь геенский, так милостынею и делами правды утушается пламя грехов. И как в крещении один раз даруется отпущение грехов, так и всегдашнее непрестающее благотворение, подобно крещению, снова возвращает нам милость Божию. Об этом и в Евангелии учит Господь. Когда ученикам Его заметили в укоризну, что они ели, не умывши наперед рук, Он сказал в ответ: «не иже ли сотвори внешнее, и внутреннее сотворил есть; обаче от сущих дадите милостыню, и се, вся чиста вам будут» (Лк. 11, 40–41). В этих словах заключается учение и указание на то, что не руки должны быть омываемы, а сердце, – что должна быть очищаема нечистота внутренняя преимущественно пред наружною, и если кто омыл внутреннее, то он чрез то омыл и внешнее, – очистивши ум, стал быть чистым и наружно всем телом. Далее, наставляя и объясняя, чем мы можем омыть себя и очистить, Он присовокупил, что для этого должно творить милостыни. Милосердый учит и наставляет милосердию; и, желая сохранить искупленных дорогою ценою, Он предлагает способ, посредством которого осквернившие себя грехами после благодати крещения могут очиститься снова. Итак, познаем, возлюбленнейшие братья, спасительный дар Божественного благоснисхождения, и – так как не можем обойтись без каких-либо язв в совести, для измовения и изглаждения грехов своих, будем врачевать свои раны врачевствами духовными.
 
И пусть никто не прельщает самого себя чистотою и непорочностию сердца настолько, чтобы, в надежде на свою невинность, мог считать излишним делом врачевать язвы, когда в Писании сказано: «кто похвалится чисто имети сердце, или кто дерзнет рещи чиста себе быти от грехов?» (Притч. 20, 9). И опять Иоанн в Послании своем говорит следующее: «аще речем, яко греха не имамы, себе прельщаем и истины несть в нас» (1Ин. 1, 8). Если же никто не может быть без греха и разве только гордец или глупец способен назвать себя невинным, то как необходимо и как спасительно Божественное благоснисхождение, которое, зная, что у исцеленных могут быть впоследствии язвы, даровало спасительные врачевства для нового лечения и исцеления этих язв.
 
Да и, наконец, возлюбленнейшие братья, Божественный голос никогда не преставал и не умолкал в священных книгах как Ветхого, так и Нового Завета, всегда и везде призывает народ Божий к делам милосердия, и всякому, наставляемому к чаянию Небесного Царства, по слову и убеждению Духа Святого, вменяется в обязанность творить милостыни. Заповедует и повелевает Господь Исаии: «возопий крепостию, и не пощади; яко трубу возвыси глас твой и возвести людем Моим грехи их и дому Иаковлю беззакония их» (Ис. 58, 1). Затем, дав заповедь, чтобы они возымели отвращение от грехов своих, указавши с полным негодованием на злодеяния их, сказавши, что они не могут удовлетворить за прегрешения ни прошениями, ни молениями, ни постом, и что не могут смягчить гнева Божия, хотя бы покрыли себя рубищами и пеплом, в заключение всего, указывая, что одною только милостынею можно умилостивить Бога, Он так сказал: «раздробляй алчущим хлеб твой, и нищия, безкровныя введи в дом твой; аще видиши нага, одей, и от свойственных племене твоего не презри. Тогда разверзется рано свет твой и исцеления твоя скоро возсияют, и предыдет пред тобою правда твоя, и слава Божия объимет тя. Тогда воззовеши, и Бог услышит тя, и еще глаголющу ти, речет: се, приидох» (Ис. 58, 7–9). Итак, в словах Самого Бога указаны средства к умилостивлению Бога, и в Божественных наставлениях изложено то, что надлежит делать согрешающим, именно – оправдываться пред Богом делами правды, заглаждать грехи делами милосердия. И у Соломона1 читаем: «затвори милостыню в клетех твоих» (в сердце нищего), «и та измет тя от всякаго озлобления» (Сир. 29, 15). И еще: «иже затыкает ушеса своя, еще не послушати немощнаго, и той призовет» (Бога), «и не будет послушаяй его» (Притч. 21, 13). Так, кто не будет милосерд сам, тот не может заслужить милосердия Божия, и кто не будет благосклонен к молению бедного, тот молитвами своими ничего не испросит у Бога. То же самое возвещает Дух Святой в псалмах и подтверждает, говоря: «блажен разумеваяй на нища и убога, в день лют избавит его Господь» (Пс. 40, 2). Когда Навуходоносор царь был встревожен неблагоприятным сновидением, то Даниил, памятуя праведные заповеди, в предотвращение бедствий, указал средство к испрошению Божественной помощи в следующих словах: «сего ради, царю, совет мой да будет тебе угоден, и грехи твоя милостынями искупи и неправды твоя щедротами убогих: негли будет долготерпелив грехом твоим Бог» (Дан. 4, 24). Так как царь не послушался этого совета, то и подвергается тем злоключениям и несчастиям, которые видел (во сне), – но он мог бы избавиться от них, если бы искупил грехи свои милостынями. Об этом же самом свидетельствует Ангел Рафаил и, увещая к доброхотной и щедрой милостыне, говорит: «благо молитва с постом и милостынею...; милостыня бо от смерти избавляет, и тая очищает всяк грех» (Тов. 12, 8–9). Он показывает, что молитвы наши и посты мало значат, если не будут вспомоществуемы милостынею, что одни мольбы не много будут иметь значения для испрошения милости, если не будут дополняться делами милосердия. Ангел открывает, объявляет и утверждает, что чрез милостыни молитвы наши соделываются действенными, что милостыня освобождает жизнь от опасности, что милостыня избавляет душу от смерти.
 
Говоря это, возлюбленнейшие братья, мы и докажем истину сказанного Ангелом Рафаилом. В Деяниях Апостольских представлено опытное заверение в том, что милостыня не только от второй, но и от первой смерти избавляет душу, – это доказано следующим совершившимся событием. Когда заболела и умерла Тавифа, исполненная благих дел и милостынь, которые она творила, то к бездыханному трупу ее был призван апостол Петр.
 
Как только, по апостольскому своему благоснисхождению, он не медля прибыл туда: тотчас окружили его плачущие и с умоляющим видом вдовицы, которые, указывая на рубашки и платье и на другие одежды, когда-либо полученные от умершей, просили за нее не своими словами, но ее же благодеяниями. Петр понял, что может быть услышано подобное прошение и что Христос не откажет в помощи мольбе вдовиц, потому что в лице их Сам Он принимал эти одеяния. Итак, помолившись с коленопреклонением и, в качестве благого ходатая от лица вдовиц и бедных, вознесши ко Господу порученные ему прошения, он обратился к бездыханному телу, которое было уже омыто и положено на одре, и воззвал во имя Иисуса Христа: «Тавифо, востани» (Деян. 9, 40). И не отказал Петру в немедленной помощи Тот, Который сказал в Евангелии, что будет дано все, о чем только попросят во имя Его. Итак, смерть останавливается, возвращается дух и, к общему удивлению и изумлению, оживленное тело снова воодушевляется. Вот как много значили подвиги милосердия, вот какую силу имели дела правды! Та, которая нуждающихся вдовиц щедро наделяла пособиями к поддержанию жизни, заслужила, по мольбе вдовиц, быть возвращенною к жизни.
 
Потому-то Господь, руководитель нашей жизни и наставник вечного спасения, оживотворяя верующих и промышляя о вечном спасении оживотворенных, в Божественных своих заповедях и небесных наставлениях, изложенных в Евангелии, ничего так часто не предписывал и не заповедовал, как прилежать к поданию милостыни, не заботиться о земных стяжаниях, а скрывать себе сокровища на небе. "Продадите, – говорит, – имения ваша и дадите милостыню» (Лк. 12, 33). И еще: «не скрывайте себе сокровищ на земли, идеже червь и тля тлит, и идеже татие подкопывают и крадут: скрывайте же себе сокровище на небеси, идеже ни червь, ни тля тлит, и идеже татие не подкопывают, ни крадут. Идеже бо есть сокровище ваше, ту будет и сердце ваше» (Мф. 6, 19–21). Также когда хотел указать высшее совершенство, после исполнения закона, то сказал: «иди, продаждь имение твое и даждь нищым; и имети имаши сокровище на небеси; и гряди вслед Мене» (Мф. 19, 21). И в другом месте говорит, что желающий приобресть небесную благодать и стяжать вечное спасение, должен, оставивши все свои занятия, стараться купить, ценою земных сокровищ, драгоценную жемчужину, то есть бесценную, ради Христовой Крови, вечную жизнь. «Подобно есть, – говорит Он, – Царствие Небесное человеку купцу, ищущу добрых бисерей, иже обрет един многоценен бисер, шед продаде вся, елика имяше, и купи его» (Мф. 13, 45–46). Наконец, помогающих бедным и питающих их называет чадами Авраамовыми. Так, когда Закхей сказал: «се, пол имения моего Господи, дам нищым; и аще кого чим обидех, возвращу четверицею»; то Иисус ответил ему: «яко днесь спасение дому сему бысть, зане и сей сын Авраамль есть» (Лк. 19, 8–9). Аврааму вменилось в праведность то, что он поверил Богу (Рим. 4, 3). Но кто, по заповеди Божией, творит милостыню, тот верит Богу и, имея истинную веру, хранит страх Божий; а кто хранит страх Божий, тот, милосердуя о нищих, помышляет о Боге: он творит добрые дела потому, что верует, потому, что сознает истину возвещенного в слове Божием и непреложность Божественного Писания, в котором сказано, что бесплодные деревья, то есть люди немилосердые, посекаются и в огнь ввергаются, а милосердые призываются в Небесное Царство (Мф. 3:10, 5:7), и которое в другом месте милосердых и потому плодоносных называет верными, а бесплодным – немилосердым отказывает в вере, говоря: «аще убо в неправеднем имении верни не бысте, во истиннем кто вам веру имет? И аще в чужем верни не бысте, ваше кто вам даст?» (Лк. 16, 12).
 
Но ты опасаешься и страшишься, чтобы, начавши много благодетельствовать и иждивши все свое достояние чрез щедрость, самому не впасть в нищету. Будь спокоен с этой стороны; – откуда производится трата для Христа, чем стяжевается небесное богатство, там оскудения быть не может. И я не от себя, но святыми писаниями и твердостию Божественного обетования уверяю тебя в этом. Дух Святой говорит чрез Соломона: «иже даем убогим, не оскудеет; а иже отвращает око свое, в скудости будет мнозе» (Притч. 28, 27), показывая в этих словах, что милосердые и благотворители не могут обеднеть, а скорее впадут в бедность скупые и немилосердые. То же подтверждает, исполненный Божественной благодати, блаженный апостол Павел: "даяй, – говорит он, – семя сеющему и хлеб в снедь, да подаст и умножит семя ваше и да возрастит жита правды вашея, да о всем богатящеся» (2Кор. 9, 10–11). И еще: «работа сего служения не токмо есть исполняющая лишения святых, но и избыточествующая многими благодареньми Богови» (2Кор. 9, 12); потому что имущество благодетеля умножается возмездием со стороны Бога в то самое время, когда за наши милостыни и благодеяния возносится, в молитве бедных, благодарность Богу. Сам Господь, испытующий сердца подобных людей, предупреждая вероломных и маловерных, утвердительно говорит в Евангелии: «не пецытеся убо, глаголюще: что ямы, или что пием, или чим одеждемся? всех бо сих язы ́цы ищут. Весть бо Отец ваш Небесный, яко требуете сих всех. Ищите же прежде Царствия Божия и правды его, и сия вся приложатся вам» (Мф. 6, 31–32). Говорит, что ищущим Царствия Божия и правды Божией все будет приложено и дано, так как, по слову Господа, в последний день суда те наследуют царство, которые благодетельствовали в Церкви Его.
 
Боишься, чтобы вдруг не оскудело имение твое, если будешь щедро благодетельствовать из него; а не знаешь, несчастный, что вследствие боязни, чтобы не оскудело твое богатство, оскудевает жизнь твоя и здоровье, и ты, любящий богатство более души своей, когда внимательно наблюдаешь, чтобы не уменьшилось твое имущество, не замечаешь того, что истощаешься сам, так что в то самое время, когда опасаешься за погибель своего богатства, вместо него погибаешь сам. Потому справедливо объявляет и говорит апостол: «ничтоже бо внесохом в мир сей; яве, яко ниже изнести что можем. Имеюще же пищу и одеяние, сими доволни будем. А хотящии богатитися впадают в напасти и сеть, и в похоти многи несмысленны и вреждающия, яже погружают человека во всегубительство и погибель. Корень бо всем злым сребролюбие есть, егоже нецыи желающе заблудиша от веры и себе пригвоздиша болезнем многим» (1Тим. 6, 7–10).
 
Боишься, чтобы вдруг не оскудело имущество твое, если начнешь щедро благодетельствовать из него. Но когда же у праведного могло недоставать средств к жизни? В Писании сказано: «не убиет Господь гладом душу праведную» (Притч. 10, 3). Илия в пустыне питается чрез вранов (3Цар. 17, 6), – Даниилу, по приказанию царя брошенному в ров ко львам, чудным образом приготовляется пища (Дан. 14, 30–38); а ты боишься, что недостанет у тебя пищи вследствие твоих благодеяний и благоугождения Господу, когда Он Сам в порицание легкомысленных и маловерных свидетельствует в Евангелии, говоря: «воззрите на птицы небесныя, яко не сеют, ни жнут, ни собирают в житницы, и Отец ваш Небесный питает их. Не вы ли паче лучши их есте?» (Мф. 6, 26). Бог питает птиц и воробьятам доставляет пищу: таким образом и у тех, которые не имеют никакого понятия о вещах Божественных, нет недостатка ни в пище, ни в питье. А ты думаешь, что христианину, рабу Божию, который любезен своему Господу, не достанешь чего-либо? Верно, полагаешь, что Сам Христос не напитает того, кто Его питает, или что те, которым даруются небесные и Божественные блага, будут иметь недостаток в чем-либо земном. Откуда такой маловерный помысл? Откуда такое нечестивое и богохульное рассуждение? Что соделывает сердце, в доме веры, неверным? Зачем считается и называется христианином тот, кто вовсе не верует во Христа? Тебе более прилично название фарисея. Ибо когда Господь, в Евангелии, рассуждал о милостыни и давал верные и спасительные наставления о том, чтобы мы предусмотрительным благотворением от земных прибытков соделывали себе друзей, которые впоследствии приняли бы нас в небесные кровы, то Божественное Писание присовокупляет к этому следующие слова: «слышаху же сия вся и фарисее сребролюбцы суще, ругахуся Ему» (Лк. 16, 14). Видим и ныне в Церкви подобных людей, у которых загражден слух и у которых омраченные сердца не пропускают в себя света духовных и спасительных наставлений. Не нужно удивляться таковым, после того как видим, что они презрели Самого Господа.
 
Что ты находишь хорошего для себя в этих нелепых и глупых рассуждениях, когда опасением и беспокойством за будущее отвлекаешься от благодеяний? Зачем ты выставляешь какие-то призраки и обманы в напрасное извинение? Исповедуй лучше истину и, так как ты не можешь обмануть знающих, отирай сокровенные тайны помыслов своих. Обложила твою душу тьма немилосердия, и, по исшествии из нее света истины, глубочайший мрак скупости совершенно ослепил грубое твое сердце. Ты пленник и раб денег, ты опутан сетьми и узами жадности; ты, которого разрешил уже Христос, снова связан. Ты бережешь деньги, которые, будучи сбережены, не сберегут тебя; ты умножаешь имущество, которое тем более обременяет тебя своею тяжестию, – и не помнишь ты, что ответил Господь богатому, который в безумном восторге величался изобильным урожаем плодов земных. "Безумне, – сказал Он ему, – в сию нощь душу твою истяжут от тебе; а яже уготовал еси, кому будут?» (Лк. 12, 20). Зачем ты один возлежишь на богатствах своих? Зачем, в осуждение свое, увеличиваешь тяжесть имущества своего, чтобы, становясь более и более богатым в этой жизни, тем беднейшим явиться пред Богом? Раздели прибытки свои с Господом твоим, раздели плоды свои со Христом, соделай Христа соучастником в земных стяжаниях, чтобы и Он соделал тебя сонаследником Небесного Царства!
 
Ты заблуждаешься и обманываешься, почитая себя в этом мире богатым. Послушай, что говорит Господь твой в Апокалипсисе, обращая к подобным людям справедливые Свои укоризны: «глаголеши, яко богат есмь и обогатихся и ничтоже требую; и не веси, яко ты еси окаянен и беден, и нищ и слеп и наг. Совещаю тебе купити от Мене злато разжжено огнем, да обогатишися, и одеяние бело, да облечешися, и... да не явится срамота наготы твоея; и коллурием помажи очи твои, да видиши» (Апок. 3, 17–18). Итак, кто много имеет и богат, купи себе у Христа разжженное огнем злато, чтобы, истребив нечистоты свои как бы огнем, ты мог явиться чистым златом, чрез очищение себя милостынями и делами правды. Купи белую одежду, чтобы тебе, обнаженному чрез Адама и страшившемуся до сих пор безобразия своего, облечься в светлую одежду Христову. И ты, богатая и знатная жена в Церкви Христовой, помажь очи свои, не диавольским "стивием" (Иер. 4, 30), но «коллурием» (Апок. 3, 18) Христовым, чтобы ты могла соделаться способною узреть Бога, угождая Богу благими делами и кровами. Но ты не такова; ты не можешь благотворить в Церкви, потому что очи твои, обложенные черною тьмою и покрытые ночным мраком, не видят ни бедного, ни нуждающегося.
 
Ты много имеешь и богата, и думаешь, что почитаешь воскресный день Господень, когда не делаешь никакого притеснения (для Евхаристии), когда приходишь в храм Господень без жертвы, когда берешь себе часть жертвы, которую принес бедный?.. Посмотри на евангельскую вдовицу: она, помня Божественные наставления, несмотря на крайнюю свою гнетущую бедность, полагает в сокровищехранительницу две последние свои лепты. Господь, увидевши ее и оценяя жертву ее не по стоимости, но по душевному расположению, – принимая во внимание не то, сколько пожертвовала, но то, от какого достатка пожертвовала, сказал: «воистину глаголю вам, яко вдовица сия убогая множае всех вверже» (в дар Богу); «вси бо сии от избытка своего ввергоша в дары Богови, сия же от лишения своего все житие, еже име, вверже» (Лк. 21, 3–4). Преблаженна и достохвальна жена, когда и прежде судного дня заслужила похвалу праведного Судии! Да устыдятся богатые жестокосердия и маловерия своего! Вдова, и притом бедная вдова, является богатою в благотворительности; и так как все жертвуемое составляет принадлежность вдов и сирот, то она, которой следовало получить, жертвует сама, чтобы познали отсюда, какое наказание ожидает немилосердого богача, когда, по представленному примеру, должны приносить жертву и бедные. А дабы мы уразумели, что подобные жертвы приносят Богу и что поступающий так благоугождает Господу, Христос называет сие дарами Богови и дает знать, что вдовица две лепты свои «ввергла в дары Богови» (Лк. 21, 4), и таким образом становится более и более очевидным, что «милуяй нища взаим дает Богови» (Притч. 19, 17).
 
Не должна также, возлюбленнейшие братья, удерживать и отклонять христианина от дел благих и праведных приводимая некоторыми в оправдание свое благотворительность детям: при духовных подаяниях надобно иметь в виду Христа, принимающего их, как в этом уверяет Он Сам (Мф. 25, 40); надобно, по наставлению и убеждению Его, предпочитать детям не сорабов своих, но Самого Господа. Он говорит: «иже любит отца или матерь паче Мене, несть Мене достоин; и иже любит сына или дщерь паче Мене, несть Мене достоин» (Мф. 10, 37). И во Второзаконии, для укрепления веры и возбуждения любви к Богу, написано тоже: «глаголяй отцу своему и матери своей: не видех тебе, и сынов своих не увиде; сохрани словеса Твоя и завет Твой соблюде» (Втор. 33, 9). В самом деле, если мы любим Бога всем сердцем своим, то ни родителей, ни детей не должны предпочитать Богу. И Иоанн в Послании своем утверждает, что нет любви Божией в тех, которые не хотят благотворить бедным; он говорит: «иже убо имать богатство мира сего, и видит брата своего требующа, и затворит утробу свою от него, како любы Божия пребывает в нем?» (1Ин. 3, 17). Так, если милостыни, подаваемые бедным, отдаются как бы в рост Богу и даваемое меньшим братьям дается Самому Христу, то никто не должен предпочитать земное небесному, человеческое – Божественному. Упоминаемая в Третьей книге Царств вдова, во время засухи и голода, думала сделать из последней муки и елея опреснок, чтобы, съевши его, умереть потом вместе с детьми: между тем пришел к ней Илия и просил, чтобы она дала сперва есть ему, а потом напиталась бы с детьми тем, что останется. И она не усомнилась повиноваться: она – мать во время голода и нужды, не предпочла детей своих Илие: пред очами Самого Бога совершается угодное Богу, – немедленно с охотою приносится требуемое, – отдается не часть какая-либо от избытка, но от недостатка отдается все, и в то время, когда голодают дети, – прежде них питается чужой: при недостатке и голоде милосердие предпочитается пище, чтобы сохранить жизнь души, и ради спасительного подвига забывается о жизни телесной. Тогда Илия, образуя собою Христа и показывая, что Он немедленно воздает каждому за дела милосердия, обратился к вдове и сказал: «тако глаголет Господь...: водонос муки не оскудеет и чванец елея не умалится до дне, дóндеже даст Господь дождь на землю» (3Цар. 17, 14). Таким образом в вере в Божественное обещание умножено и преумножено у вдовы то, что она представила, и с приращением и умножением дел правды и милосердия сосуды муки и елея преисполнились: мать не только не отняла у детей того, что отдала Илии, но своим милостивым и благочестивым поступком еще более приобрела для детей. Между тем она и Христа еще не знала и заповедей Его не слышала; не искупленная крестом и страданиями Его, она пищей и питьем воздала за кровь. Отсюда видно, насколько грешит в Церкви тот, кто, предпочитая себя и детей своих Христу, бережет свои богатства и больших стяжаний своих не разделяет с нуждающимися бедняками.
 
Но у тебя дома большое семейство; многочисленность детей удерживает тебя от щедрой благотворительности? Да чем больше у тебя семейство, тем более ты должен быть щедродательным. Ты за многих должен молиться Богу, прегрешения многих должны быть искуплены; совесть многих должна быть очищена, души многих должны быть освобождены (от грехов). Как в этой временной жизни расход бывает тем большим, чем больше число имеющих нужду в пропитании и поддержке: так точно и по отношению к жизни духовной, небесной, чем больше будет число домочадцев, тем больше должно бысть совершаемо добрых дел. Иов приносил жертвы за детей, и сколько было домочадцев, столько же приносилось Богу и жертв. И как не возможно было, чтобы кто-либо не согрешал ежедневно пред Богом, то для очищения грехов ежедневно приносились жертвы. Это подтверждает Божественное Писание, говоря: «Иов, человек истинен... праведен... Быша же ему сынове седмь и дщери три... и очищаше их и приношаше о них жертвы Богу по числу их, и тельца единаго о гресе... их» (Иов. 1, 1–2, 5). Итак, если ты истинно любишь детей своих, если оказываешь всю свою отеческую привязанность к ним, то тем более должен благотворить, чтобы чрез благотворения соделать детей своих угодными Богу. И не того почитай Отцом детей своих, кто сам временен и слаб, но приобрети для них Отца чад духовных, Который вечен и могущ, – Ему назначь богатства свои, которые блюдешь для наследников; пусть для детей твоих Он будет покровителем, попечителем и, по своему Божественному величию, заступником их во всех временных обидах. Имущества, порученного Богу, ни государство не отнимет, ни казна не захватит, ни общественное какое-либо бедствие не расстроит. В совершенной безопасности находится то наследство, которое хранит Сам Бог. Вот, по уверению Божественного Писания, средство заботиться о будущности любимых детей, вот способ – с отеческою любовию благоустроять будущую судьбу наследников! «Юнейший бых, – говорится в Писании, – ибо сострехся, и не видех праведника оставлена, ниже семене его просяща хлебы. Весь день милует и взаим дает праведный, и семя его во благословение будет» (Пс. 36, 25–26). И еще: «иже без порока живет в правде, блажены оставит дети своя» (Притч. 20, 7). Итак, ты не отец, а изменник и предатель, если не заботишься надлежащим образом о детях своих, если с благочестивою и истинною любовию не печешься о хранении их. Заботясь о земном наследии более, чем о небесном, ты делаешь детей своих угодными диаволу, а не Христу, и грешишь сугубо, делаешь два преступления: во-первых – что не предуготовляешь для детей своих помощи Отца-Бога; во-вторых – что учишь детей своих любить имущество больше, чем Христа. Лучше будь для детей своих таким отцом, каков был Товия: давай им такие же полезные и спасительные советы, какие он давал сыну своему; приказывай детям своим то, что он приказывал, говоря: «И ныне, чадо, заповедую тебе, служи Богу истиною, твори благоугодное пред Ним и детям своим заповедай творить правду и милостыни, памятовать о Боге и благословлять имя Его на всякое время»2. И еще: «во вся дни, чадо, Господа Бога нашего помни, и да не похощеши... преступати заповеди Его. Правду твори вся дни живота твоего, и да не ходиши путем неправды, зане творящу ти истину, благопоспешества будут в делех твоих... От имений твоих твори милостыню... и да не отвращаеши лица твоего от всякаго нищаго; и от тебе не отвратится лице Божие. Якоже тебе будет по множеству, твори от них милостыню; аще мало тебе будет, по малому да не боишися творити милостыню. Залог бо добр сокровиществуеши тебе на день нужды. Зане милостыня от смерти избавляет... ити во тьму. Дар3 бо добр есть милостыня всем творящим ю пред Вышним» (Тов. 4, 5–11).
 
Каков дар, возлюбленнейшие братья, который торжественно творится пред очами Вышнего! Если и на даровых зрелищах языческих считается важным и славным, когда присутствуют на них проконсулы или императоры, и уготовляющие зрелище делают при этом большие приготовления и не щадят издержек, только бы угодить старшим: то во сколько блистательнее и славнее то даровое зрелище, которое Бог и Христос созерцают? Во сколько должно быть больше приготовления и издержек там, где для созерцания собираются небесные силы, все Ангелы, – где ищется в награду не колесница или консульство, а имеется в виду вечная жизнь, где стараются не о том, чтобы заслужить пустое и скоропреходящее благоволение толпы, но где действительно получается вечная награда – Небесное Царство? А дабы более пристыдить людей недеятельных, немилосердных и, по своей страсти к сребролюбию, нисколько не заботящихся о спасении, и дабы стыд о своем безобразии и гнусности еще более поразил их нечестивую совесть, представь себе ясно каждый, что диавол с рабами своими, то есть с людьми погибели и смерти, вдруг врывается на средину и, в присутствии Самого Судии Христа, вызывая Его как бы на состязание, говорит: «Вот за всех этих, которых видишь со мною, я не терпел заушений, не переносил побоев, не был распинаем, не проливал крови, не искупал своих клевретов ценою страданий и крови; я не обещаю им и Небесного Царства, не призываю их снова в рай с возвращением им бессмертия; – и однако ж какие дорогие, какие славные, с продолжительным и усильным трудом и с необыкновенными приготовлениями сопряженные, они устрояют мне зрелища, для постановки которых они или продали или заложили все свое имущество. Да притом, если выполнение окажется неудачным, то разве не прогоняют их шумом и свистом, разве не побивает их иногда камнями разъяренная чернь? Покажи, Христос, есть ли у Тебя такие поставщики даровых зрелищ из этих богачей, преизобилующих стяжаниями? Поставляют ли они в Церкви, под Твоим председательством и в Твоем присутствии, подобное зрелище, заложив или издержав на устройство его свои достатки, которые, для вернейшего обладания, переменены на сокровища небесные? Мои скорогибнущие и земные зрелища никого не питают, никого не одевают, никому не доставляют поддержки ни пищею, ни питьем; по разорительному и глупому тщеславию обманчивых удовольствий, все оканчивается неистовством актера и заблуждением зрителя. Между тем как Ты питаешься и одеваешься в лице Своих бедных; Ты обещаешь благотворителям вечную жизнь: и все-таки Твои, удостоиваемые Тобою Божественных наград и небесных почестей, едва ли сравняются в числе с моими погибающими!» Что ответим на это, возлюбленнейшие братья? Как защитим души богатых, омраченные святотатственным немилосердием и какою-то ночною тьмою? Каким извинением оправдаем их? И неужели мы ничтожнее слуг диавола, что не воздадим Христу хоть чем-нибудь за Его страдания и Кровь? Он дал нам заповеди; Он указал, что нужно делать рабам Его; обещавши награды благотворителям и пригрозивши наказанием немилосердным, Он тем самым произнес Свой приговор. Он наперед сказал, за что намерен сотворить суд. Какое же, после этого, может быть извинение нерадивому? Какая защита немилосердому? Когда раб не делает того, что ему повелевается, – Господь приведет в исполнение то, чем угрожает. Он и говорит: «Егда приидет Сын человеческий в славе Своей, и вси святии Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своея, и соберутся пред Ним вси язы ́цы; и разлучит их друг от друга, якоже пастырь разлучает овцы от козлищ; и поставит овцы одесную Себе, о козлища ошуюю. Тогда речет Царь сущим одесную Его: приидите, благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира. Взалкахся бо, и дасте Ми ясти; возжадахся, и напоисте Мя; странен бых, и введосте Мене; наг, и одеясте Мя; болен, и посестисте Мене; в темнице бых, и приидосте ко Мне. Тогда отвещают Ему праведницы, глаголюще: Господи, когда Тя видехом алчуща, и напитахом? или жаждуща, и напоихом? Когда же Тя видехом странна, и введохом? или нага, и одеяхом? Когда же Тя видехом боляща, или в темнице, и приидохом к Тебе? И отвещав Царь речет им: аминь глаголю вам, понеже сотвористе единому сих братий Моих менших, Мне сотвористе. Тогда речет и сущим ошуюю Его: идите от Мене, проклятии, во огнь вечный, уготованный Отцем Моим диаволу и аггелом его. Взалкахся бо, и не дасте Ми ясти; возжадахся, и не напоисте Мене; странен бых, и не введосте Мене; наг, и не одеясте Мене; болен и в темнице, и не посестисте Мене. Тогда отвещают Ему и тии, глаголюще: Господи, когда Тя видехом алчуща, или жаждуща, или странна, или нага, или больна, или в темнице, и не послужихом Тебе? Тогда отвещает им, глаголя: аминь глаголю вам, понеже не сотвористе единому сих менших, не Мне сотвористе. И идут сии в муку вечную; праведницы же в живот вечный» (Мф. 25, 31–46). Больше этого что еще мог возвестить нам Христос? Каким иным образом мог Он лучше всего вызвать нас на дела правды и милосердия, как не тем, что сказал, что все, подаваемое нуждающемуся и бедному, подается Ему Самому, и что Его Самого оскорбляют, когда не подают бедному и неимущему. Итак, кто не трогается в Церкви при виде брата, пусть тронется созерцанием Христа, и кто не думает о подобном себе рабе, находящемся в несчастии и бедности, пусть помыслит о Господе, являющемся в лице того, кого он презирает. И потому, возлюбленнейшие братья, мы, в коих пребывает страх Божий и чей дух от презренного и недостойного мира восторгнут к превышнему и Божественному, покажем нашу покорность Господу, благоугождая Ему полною верою, благочестивым настроением ума и постоянным благотворением; дадим Христу одежды земные в чаянии получить небесное одеяние; дадим Ему пищу и питие временные в чаянии пришествия нашего на небесную вечерю вместе с Авраамом, Исааком и Иаковом; будем сеять как можно больше, чтобы получить немалую жатву; будем, по увещанию апостола Павла, пещись о вечном спокойствии и спасении, доколе есть время: «убо дóндеже время имамы, – говорит он, – да делаим благое ко всем, паче же к присным в вере. Доброе же творяще да не стужаем си, во время бо свое пожнем» (Гал. 6, 10;  Гал. 6, 9). Размыслим, возлюбленнейшие братья, о том, что делали верующие во времена апостолов, когда при самом еще начале ум украшался величайшими добродетелями; когда упование верующих согревалось новою теплотою веры: в то время продавали дома и поместья, а деньги охотно и в изобилии приносили апостолам для раздачи бедным: посредством продажи и раздачи земных стяжаний переносили свое имущество туда, откуда можно бы получать плоды вечного обладания; приобретали дома там, где можно бы поселиться навсегда. В благотворении было тогда столько же щедрости, сколько согласия в любви, как о том читаем в Деяниях Апостольских: «народу же веровавшему бе сердце и душа едина, и ни един же что от имений своих глаголаше свое быти, но бяху им вся обща» (Деян. 4, 32). Вот что значит быть истинными чадами Божиими по духовному рождению! Вот что значит подражать, по небесному закону, правде Бога Отца! Ибо что принадлежит Богу, то должно составлять общее наше достояние, и никто не должен быть лишаем участия в благодеяниях и дарах Его: так чтобы весь человеческий род не одинаково должен был пользоваться благостию, щедростию и милостию Божественною. Так одинаково для всех светит день, одинаково сияет солнце, падает дождь, дует ветер, и сон у спящих один, и блистание звезд и луны обще для всех. И если земной владелец, руководствуясь таким примером равенства, разделяет свои плоды и прибытки с братством, то он, становясь чрез безмездные щедрые подаяния общительным и справедливым, становится подражателем Бога-Отца.
 
Какова, возлюбленнейшие братья, будет слава благотворителей, сколь велика и высока радость их, когда Господь начнет судить народ Свой при распределении обещанных наград за земное, вечным за временное, великим за малое, – когда будет представлять нас Отцу, Которому возвратил нас Своим освящением, награждать вечностию и бессмертием, для которого восстановил нас, оживотворив Своею Кровию, – когда снова будет вводить нас в рай и, по непреложности Своего обещания, откроет для нас Небесное Царство! Будем же твердо содержать все это в наших мыслях, постигать полною верою, любить всем сердцем; будем приобретать все это великодушным непрестанным благотворением. Прекрасное и Божественное дело, возлюбленнейшие братья, спасительная благодарность! Она составляет великое утешение верующих, спасительное охранение нашей безопасности, оплот надежды, защиту веры, врачевство от грехов; она есть дело, находящееся во власти творящего, дело, сколько великое, столько и мелкое, не подвергающее гонению; – венец мира, истинный и величайший дар Божий, необходимый для слабых, славный для сильных, – при помощи которого христианин сохраняет духовную благодать, заслуживает милость у Христа Судии, делает Бога как бы должником. С охотою и поспешностию устремимся к таковому высокому достоинству спасительных подвигов; побежим на поприще правды пред очами Бога и Христа, и, став уже выше времени и мира, не дозволим никакой временной и мирской похоти замедлять нашего бега. Если день воздания и суда застанет нас готовыми, спешащими, бегущими на этом поприще благотворения, то Господь никак не оставит без награды наших подвигов. Побеждающим во время мира Он дарует за добрые дела белый венец, а побеждающим во время гонения сугубо увенчает за страдание венцом багряным.
 
* * *
 
1 Мы не раз уже замечали, что книга Иисуса сына Сирахова у св. Киприана называется Соломоновою.
2 Текста этого нет в нашей славянской Библии. Мы переложили его на русский язык так, как он изложен у св. Киприана. В Вульгате этот текст читается в гл. 14, ст. 10, – только здесь обращение делается во множественном числе – к сыну и внукам. Прим. пер.
3 Дар – munus означает иногда и даровое зрелище. Так это слово употребляется латинянами в словах ап. Павла (1Кор. 4, 9): «Мы сделались «зрелищем» (munus) для Ангелов» и проч. Прим. пер.