Симеон Новый Богослов

Гимн № 17

О том, что те, которые уже здесь через причастие Святого Духа соединились с Богом, будут и после смерти пребывать с ним. С теми же, которые не таковы, произойдет противоположное (42:14)1)

Начало жизни для меня – конец,
Кончина жизни для меня – начало,
Не знаю я, откуда прихожу,
Где нахожусь, куда пойду – не знаю.
Я, как земля, рождаюсь от земли2),
Как прах от праха3), будучи, конечно,
От тленья – тленным и всецело смертным.
Немного дней живу я на земле
И умираю – ухожу из жизни
В иную жизнь. Я оставляю тело,
Но знаю, что оно воскреснет вновь4)
И будет жить во веки, бесконечно.
Мой Боже! На меня теперь взгляни
И сжалься надо мною и помилуй.
Вот, силы уж оставили меня,
Приблизился я к старости и смерти.
Идет князь мира, чтобы испытать
Дела мои дурные и пороки.
Предстали палачи – схватить хотят
Они мою истерзанную душу
И в бездны ада за собой увлечь.
Так поспеши, всемилостивый Боже,
Благоутробный, сжалься надо мною,
Грехов моих теперь не вспоминай
И не оставь меня. Не дай погибнуть
От рук врага, который ежечасно
Мне угрожает, скрежеща зубами
И говоря: “На что ты уповаешь?
Не избежать тебе моих сетей!
Ты раньше презирал мои законы
И за Христом старался ты идти,
Теперь же ты в моих руках, ничтожный,
И от меня теперь ты не уйдешь:
Не выпущу из рук мою добычу!
Адама с Евой выгнал я из рая5),
Я сделал Каина братоубийцей6),
Я многих обманул и обольстил,
Ввел в заблужденье, соблазнил на грех –
И род людской погиб в волнах потопа7).
Царя Давида хитро я увлек
К прелюбодейству, а затем к убийству8).
И всем святым я объявил войну,
И многих погубил и уничтожил.
Так ты ли, жалкий, думаешь спастись
От рук моих и избежать расправы?“

Владыко, Судия, Творец и Бог,
Души и тела моего Создатель!
Когда такие слышу я слова,
Я трепещу, дрожу и ужасаюсь.
Я горько плачу пред Тобой, Христе,
А он, злодей, опять меня пугает:
“Ты не постишься, не творишь поклонов,
Не совершаешь ты ночные бденья,
Не молишься и не несешь трудов,
Которые ты в молодости начал.
За это разлучу тебя с Христом,
Возьму с собой в огонь неугасимый“.

Но, Господи, Владыко, Ты же знаешь –
Я не надеюсь на свои дела
И не в трудах спасенье полагаю,
Но прибегаю я к Твоей любви,
На милосердие Твое надеюсь
И жду, что даром – без моих заслуг
Меня спасешь, как некогда блудницу9),
Как сына блудного, что в отчий дом
Вернулся со словами: “согрешил я“10).
Вот с этой верой я к Тебе пришел,
Вот с этим упованьем прибежал я,
С надеждой этой приступил к Тебе.
Так пусть не хвалится теперь, Владыко,
Лукавый князь и пусть не говорит:
“Где твой Христос? Где ныне твой Заступник?
Он Сам мне в руки отдает тебя”.
Ведь если в плен меня возьмет лукавый,
Он не припишет это моему
Пренебреженью или нераденью,
Но на Тебя все свалит, будто
Ты меня оставил. И опять он скажет:
“Смотри, смотри, на что ты уповал!
Смотри, к кому ты приступил, безумный,
Смотри, о Ком ты думал, что тебя
Он любит, как наследника и брата,
Как друга, сына. Посмотри, ведь Он
Уже давно тебя оставил, бросил
И предал мне, Он изменил тебе!
Смотри – твой Бог тебя возненавидел!“

Ты слышишь, Боже, не оставь меня,
Не допусти погибнуть мне, о Царь мой.
Изведший некогда меня из тьмы,
Из пасти дьявола освободивший,
Внезапно Сам поставивший меня
В Твоем небесном, несказанном свете11).
Спаситель! Снова вижу я Тебя,
И сердце вновь уязвлено любовью,
И не могу я на Тебя смотреть,
Но не смотреть мне тоже невозможно.
Тебя не видеть, Боже, не могу,
С Тобой разлуки вынести не в силах!
Ведь неприступна красота Твоя,
Прекрасен облик, слава несказанна.
Кто из людей мог созерцать Тебя?
Кто мог когда-либо увидеть Бога?12)

Чей глаз способен Бога опознать?
Чей ум – постичь Того, Кто выше всех,
Кто всю вселенную рукой содержит,
Кто Сам есть Все, но Сам и вне всего,
Кто космос весь собою наполняет13),
Но вместе с тем – опять скажу я – вне
Таинственно живет и существует.
Однако вижу я Тебя, как солнце,
Тебя я созерцаю, как звезду,
Тебя ношу я в сердце непрестанно,
Как дорогой сияющий алмаз,
Смотрю я на Тебя, как на светильник,
Горящий ярко в глубине сосуда.

И вместе с тем я чувствую, что Ты
Всего Себя не хочешь открывать мне,
Меня всего не делаешь Ты светом
И не могу во всей я полноте
Познать Твое величие и славу.
Поэтому мне кажется, что вовсе
Внутри себя я не имею жизни,
А жизнь моя есть Ты. Я горько плачу,
Рыдаю безнадежно, как богач,
Который вдруг стал нищим и бесславным.
Увидев это, враг мне говорит:
“Ты не спасешься, ты отпал от Бога,
Опять ошибся ты в своих надеждах.
И к Богу доступ для тебя закрыт”.
Не отвечая дьяволу ни слова,
Я дунул на него – и он исчез14).
Итак, прошу Тебя и умоляю:
Будь снисходителен ко мне, Спаситель,
В тот страшный час, когда душа
Навеки будет с телом разлучаться,
Чтобы врагов, бегущих на меня,
Я посрамил одним лишь дуновеньем,
Чтоб, защищенный светом Божества,
Я перешел бы, целый-невредимый,
И стал бы пред судилищем Твоим,
Божественную благодать имея
Внутри, которая меня, Христе,
Спасает, делая неуязвимым.

Кто дерзнет явиться пред Тобой,
Не облеченный благодатью этой?
Кто сможет видеть славу Божества,
Не просвещенный свыше благодатью?
Как может видеть Бога человек?
Как может наша низкая природа
Уразуметь природу Божества?

Бог – несозданный, мы – Его созданья,
Нетленен Он, мы – тление и прах.
Он – Дух, Который выше всех бесплотных,
Творец небесных духов и Господь,
А мы – тела земные и простые.
Он – вечный и божественный Творец,
А мы – лишь черви, прах и пепел.
И кто из нас увидеть Бога смог бы,
Когда бы Сам Господь не ниспослал
Нам Своего Божественного Духа,
Который нашей немощной природе,
Дает такую крепость, силу, мощь,
Что человека делает земного
Способным видеть славу Божества.
Ибо никак иначе невозможно
Узреть Его, грядущего во славе.
Так будут грешные навек отделены
От праведных, нечистые – от чистых.
Все, кто при жизни света не имели,
Покроются навеки черной тьмой.
А те, кто с Богом в жизни пребывали,
В тот час навеки с Ним соединятся
И никогда не будут лишены
Общения таинственного с Богом.
Но те, кто в жизнь иную отошли
Лишенными Божественного света –
Как смогут там соединиться с Ним?
Хотел бы я от вас ответ услышать,
Но лучше сам скажу об этом вам.

Бог, человеком став, с людьми общался,
Соединившись с нашим естеством,
Он приобщил к Божественной природе
Всех, кто поверили в Него, и всех,
Кто доказать делами веру могут15).
Итак, лишь эти, – говорит Господь, –
Одни они, кто к Богу приобщились,
Одни они лишь будут спасены,
Ибо и сам Господь, Творец вселенной,
Соединился с нашим естеством,
Как говорит святой апостол Павел,
Что Церковь – это Тело Божества16),
Лишенное морщин и недостатков,
Лишенное порока и пятна17),
Глава же Тела – Иисус Христос18).

Но если это будет так, то кто же
Из недостойных, грешных и нечистых
Посмеет к Богу дерзко подойти?
Как грешник сможет прилепиться Богу?
Ведь если отлучаются теперь
Все грешники от Церкви и от таинств
И созерцания божественных вещей
Лишаются, не будучи святыми,
То как тогда – увы мне! – все они
С Божественным соединятся Телом
И сделаются членами Христа19),
Запятнанные грязью и пороком?

Никак не будет этого, друзья!
Кто отделились от Христова Тела,
От Церкви и от общества святых –
Куда они пойдут, в какое царство?
Где поселиться смогут, мне скажи?
Ведь лоно Авраамово20) и рай
и место вечного упокоенья
Тем, кто спасаются, принадлежит.
А кто спасаются? Святые люди,
Как говорит Евангелие нам.
“Обителей, – сказал Спаситель, – много,
Но все находятся внутри чертога”21).

Как небеса одни, но в небе звезды
Отличны друг от друга по размеру,
Сиянью, блеску, славе, красоте22),
Так есть один чертог, одно есть царство,
Которое мы называем раем
Или Небесным Иерусалимом23).

И это царство, город и чертог,
Земля святая – есть один лишь Бог!
Как в этой жизни человек без Бога
Покоя не находит днем и ночью,
Так будет и по смерти: вне Его
Не будет ни покоя, ни отрады,
Ни мест, лишенных скорби и печали.
О братья! Постараемся теперь,
Пока еще нас не настиг час смертный,
Душой своею прилепиться к Богу –
Творцу всего, Который ради нас
Покинул небеса, сошел на землю,
Оставил ангелов, вселился в чрево
Пречистой и Благословенной Девы,
Неизреченно от Нее родился,
Явился для спасения всех нас.
Спасение же наше состоит, –
Как говорили мы и снова скажем
Не сами от себя – от Божьих уст, –
В том, что пришел на землю Свет великий24),
Заря явилась будущего века,
И Царство Божие сошло на землю,
Сам Царь вселенной к нам сошел с небес
И уподобился Он нам во всем,
Чтоб, приобщившись света Божества,
Мы засияли отраженным светом25)
И сделались подобными Ему,
Причастниками Царства благодати
И общниками славы Божества,
Наследниками вечных благ, которых
Никто на свете никогда не видел.

Уверен, верую и говорю,
Что эти блага – Троица Святая,
Отец и Божий Сын и Дух Святой.
Они – источник благ и жизнь вселенной,
Они – надежда, слава и покой,
Они – спасение и сладость верных
И радость несказанная для всех,
Кто приобщились Божьего сиянья,
Кто чувствует, что с Богом породнились.

Послушайте! Спасителем зовем
Мы Бога нашего по той причине,
Что дарует спасение Он всем.
Спасением же называем мы
От тленья, зла и смерти избавленье,
Приобретенье в Боге вечных благ,
Что вместо смерти даруют нам жизнь,
Свет – вместо тьмы, и вместо рабства – волю,
Что совершенную дают свободу
Всем, кто соединились со Христом
И в радости во веки пребывают.
А те, кто от Христа удалены,
Кто не искали Бога, не стремились
Соединиться с Ним, кто не достигли
От смерти и страстей освобожденья –
Князья ли то, вельможи иль цари,
Хотя бы думали они и мнили,
Что в радости и сладости живут,
На самом деле никогда не будут
Они владеть той радостью великой,
Неизреченной и неизъяснимой,
Какую знают все рабы Христа,
Свободные от низменных желаний.

Ту радость не познает, не поймет
И не увидит никогда никто
Из тех, кто не соединились с Богом,
Кто горячо к Нему не прилепились
И кто не растворились во Христе,
Которому держава подобает,
Хвала и пение, и честь, и слава,
И поклонение от всякой твари,
От всякого дыхания26) во веки.

 

_____________________

1) Гимн относится к позднему периоду творчества преп. Симеона, на что указывают упоминания о старости и приближающейся смерти. Размер гимна – политический пятнадцатисложник.
2) Ср. Быт.2:7.
3) Букв. “как тело от тела”.
4) Ср. 1Кор.15:51–53.
5) Ср. Быт.3:1–24 (об искушении Адама и Евы диаволом и об их изгнании из рая).
6) Ср. Быт.4:3–8 (об убийстве Каином Авеля).
7) Ср. Быт.6–7 (повествование о потопе).
8) Ср. 2Цар.11:2–4; 14–17 (рассказ о том, как Давид взял себе в жены Вирсавию и способствовал смерти ее мужа Урии).
9) Ср. Лк.7:37–38 (о женщине, помазавшей Господа миром).
10) Ср. Лк.15:21 (слова блудного сына из притчи).
11) Букв. “поставивший меня свободным в Твоем свете”.
12) Ср. 1Тим.6:16.
13) Букв. “содержащего все и находящегося вне всего, и являющегося Всем (т. е. Того, Кто есть Все), и наполняющего все”.
14) Дуновение на диавола относится к числу древнехристианских литургических действий: оно сохранилось до сих пор в чине оглашения перед таинством Крещения (“и дуни и плюни на него”) и символизирует бессилие и беспомощность диавола перед лицом благодати Божией.
15) Ср. Иак.2:17–18.
16) Ср. Еф.1:23.
17) Ср. Еф.5:27.
18) Ср. Еф.1:22.
19) Ср. 1Кор.6:15.
20) Ср. Лк.16:22.
21) Ср. Ин.14:2.
22) Ср. 1Кор.15:41.
23) Ср. Откр.21:2.
24) Ср. Ин.1:9.
25) Букв. “сделались вторыми светами”. Этим термином св. Григорий Богослов называет ангелов (Слово 28,31). Преп. Симеон прилагает наименование “вторых светов” к людям, приобщившимся к Божественному свету.
26) Ср. Пс.150:6 (слав. “всякое дыхание да хвалит Господа”).