Схиигумен Парфений (Агеев)

 «ВОТ ПО ЭТОМУ СЛУЧАЮ И СДЕЛАНА СИЯ РИЗА...»


История, которую во время одного из своих странствований услышал и которую рассказал в книге «Автобиография» известный подвижник XIX века схиигумен Парфений (Агеев)

По Волге, пониже Казани, стояли в одном селении и были у одного крестьянина. Увидевши у него в доме, в моленной, стоящую икону Николая Чудотворца в богатой вызолоченной ризе, я удивился и спросил: «Почему у вас, крестьян, такая богатая икона? Это впору и купцу иметь». Они сказали случай, по какому она сделана:

«В одно время был я в Казани (стал рассказывать сам хозяин), весной, 9 числа мая, в день Святителя Николая, — он случился в воскресный день быть, — а в Казани каждое воскресенье ярмарка. Пред вечером мы вздумали ехать домой в лодке, потому что весной вода входит в самую Казань, и нагрузили лодку очень много, около 60 человек; все одной нашей деревни, а мужики — все пьяные. Две женщины выскочили вон, и мы поплыли. Одна старая девица все плакала и упрашивала, чтобы ее высадили где-нибудь на острове. Но с пьяными ничего не сделаешь. Ветер все разыгрывался больше и больше, а ехать 17 верст, все водою. Недолго уже и до вечера. Я был бурмистром тогда. Когда выехали на самую настоящую Волгу, как начало покачивать, и все мы испугались. Но, однако, слава Богу, кое-как стали добираться к нашему берегу, а земли еще нигде не видно — все потопило водой. Вот и солнце село, начало смеркаться, и мы выехали на бурун, как начало покачивать да в лодку поплескивать, а женщины закричали; человек, который правил, закричал на них: «Молчать!», выругавшись по-матерно; в одну минуту лодка перевернулась вверх дном, и мы все ко дну, а меня краем лодка ударила в голову так, что я немедленно очутился на самом дне и сел на землю; сижу на земле на самом дне и думаю: «Я уже теперь потонул, прощай, белый свет, прощай, мои родители, прощай, молодая жена с детьми». Потом вдруг мне пришло на память, что сегодня праздник Святителя Николая, а он был великий чудотворец, он многих избавил от потопления, и начал ему молиться: «О, Святителю отче Николае, избавь меня от этой напрасной смерти. Я на твою икону, которая у меня в доме, сделаю серебряную ризу и вызолочу». Что же, о великое чудо! Слышу, кто-то взял за мои волосы, да как вдруг потащит кверху, а потом по воде, по верху воды к лодке. Покуда я сидел на дне, а она уже далеко отплыла вниз. Не вижу никого, а только слышу, как держится кто-то за волосы. Притащивши, посадил на дно лодки, потому что она плыла верх дном; из дна вытащил паклю, моих рук пальцы в эти дыры всунул и сказал: «Держись же теперь крепче, чтобы волною не сшибло»; голос слышал, а никого в лицо не видал. Вот была ужасная картина: люди, как черви, в воде гимзятся, и все кричат и умоляют, и просят помощи, но никто не помогает. К нам на лодку наплыло человек 20. Что же, слышим под лодкой женский голос. Я одной рукой распоясался и подал пояс. Что же, вытащил женщину, беременную; и ее руки всунул в дыру, ибо она сидела в лодке. Покуда не было народа, то ей было свободно сидеть; а когда насел народ на верх, то ее и начало водой заливать. Но народ мало-помалу стал утихать — все потонули; у нас с лодки, как волна найдет, нет да нет одного.

Нас осталось только восемь человек. Плывем мимо своей деревни и просим помощи. Многие выходили и слушали, но думали, что пьяные бурлаки кощунничают. Принесло нас на остров. Мы бродили по нему и нашли кусок сухой земли. Там родила женщина, которую я вытащил из-под лодки. Сидели мы четыре дня без пищи и без одежды. Потом Бог послал помощь: на тот остров принесло водою судно, и на нем мы переплыли на берег и пришли домой. Вот по этому случаю и сделана сия риза на икону Святителя Николая; а после мертвые тела, как нарочно, все по одному, приносило к нашей деревне; и все они здесь погребены; только одного тела не нашлось нигде, которое правило лодкою, выругавшись по-матерно».

Источник: Журнал "Русский инок"