Чудеса новейшего времени

ВРАЗУМЛЕНИЕ ВОРА

9 (22) мая — день памяти Святителя Николая Чудотворца

Сестра милосердия, работавшая в госпитале в Петрограде во время великой войны 1914 — 1918 гг., поместила в одном журнале следующую историю из действительной жизни.

В госпитале находился на излечении раненый солдат. Однажды сестра милосердия спросила его: «Чем ты занимался до войны?» Солдат совершенно откровенно, с полною искренностью ответил: «Ничем не занимался. Был лентяем. Занимался кражами. Работать ленился, а есть надо было. Бывало, войду в магазин, то очень ловко схвачу булку, то колбасу, так схвачу умеючи, что хозяин, занятый работой, при скоплении народа и не замечает меня. В булочной схвачу тихонько булку, в колбасной колбаску. Ну, случалось, и частенько, что меня ловили на месте преступления и били меня хорошенько, а иногда отправляли и за решетку. Сиживал я за решеткой по нескольку дней. Жил в Петербурге. Прежде чем достать себе пропитание, я шел в церковь Святителя Николая и молился Чудотворцу такими словами: «Святителю отче Николае, помоги мне на этот раз — больше я красть не буду». Часто мне удавалось красть безнаказанно».

«Высмотрел я однажды под Петроградом, — рассказал солдат, — пригородную дачу одного богатого человека. Подумал, как бы в нее пробраться. Узнал, что богач спит в одной комнате, а смежная со спальной комната на ночь остается с открытым окном. И в этой последней комнате я заметил в шкафу разные ценные вещи. Я решил поздней ночью пробраться через открытое окно и унести все драгоценности. Но прежде чем исполнить свое желание, я, как всегда, пошел в церковь Святителя Николая, поставил перед образом рублевую свечку и сказал: «Святителю отче Николае, помоги мне, я больше никогда не буду красть. Последний раз краду!»

Наступила лунная, светлая ночь. Я пробрался к даче. На мое счастье сторожа меня не заметили. Как после оказалось, они крепко спали в то время, когда я стоял перед открытым окном. Я заранее соорудил лестницу и по ней взобрался в комнату. В лунном свете я увидел шкаф. На мое счастье в дверцах его висела связка ключей. Я взял их, открыл шкаф, забрал из него различные золотые вещи, серебряные ложки, ножи, уложил их в мешок и стал спускаться из комнаты вниз, по веревочной лестнице. Когда я спускался, вещи вдруг как брякнут у меня в мешке! Этот звон разбудил спящего хозяина. Он бросился к шкафу, увидел его открытым, хватился своих драгоценных вещей, а они-то все у меня в мешке! Ну, конечно, хозяин поднял тревогу. Он велел сторожам оседлать коней и гнаться за вором. Сторожа проехали через лес, выехали в чистое поле. Смотрят — а вдали что-то чернеет. Ночь была лунная — все дали ясно виднелись. К этому темнеющему предмету и направились сторожа».

А солдат дальше поведал, что он проворно вылез из окошка, быстро пробежал через усадьбу, тропинкой пересек лесок, и открылось перед ним поле. Увидел он вдали какой-то чернеющий предмет. Он к нему и ринулся. Подошел ближе — перед ним лежит дохлая лошадь. Остановился вор перед этой падалью. И вдруг перед ним в сиянии, в полном архиерейском облачении вырастает сам Великий Чудотворец Святитель Николай и говорит грабителю: «Лезь в утробу этой лошади, а то близятся всадники, схватят тебя и убьют!» Вор мгновенно влез в смердящую падаль. Сидел там и задыхался от зловония. А всадники-сторожа уже тут как тут! Вертятся вокруг лошади, никого не находят и только удивляются — ведь только сейчас они ясно видели силуэт бегущего человека, и вдруг этот силуэт мгновенно исчезает! Озираются вокруг — никого нет! И повернули обратно! А когда они уехали, снова является вору Святитель Николай в полном архиерейском облачении, чтобы этот грабитель уверился, что перед ним действительно не простой человек, а Великий Чудотворец.

«Вылезай из этой лошади!» — сказал Святитель Николай.

Вор, конечно, с радостью исполнил приказание святого, так как едва не задохнулся от зловония.

«Хорошо ли тебе было там сидеть?» — спросил вора Великий Чудотворец.

«Какое хорошо! Едва живым выбрался! Думал, задохнусь от вони невообразимой, ужасной!»

Святитель Николай сказал ему в ответ: «Вот так и твоя рублевая свеча издавала зловоние! Ты думал, что она мне была угодна, а она смердела, твоя свеча!»

Источник: Журнал «Пастырь»